Карл Росси

Росси Карл Иванович
Росси Карл Иванович

Карл Росси (Карло ди Джованни Росси) родился 18 декабря 1775 года в семье итальянской балерины Гертруды Росси в Неаполе. В августе 1785 года Гертруда по приглашению на работу приехала в Санкт-Петербург, привезла с собой в Россию и сына. Она стала танцовщицей Большого каменного театра, так же как и прибывший с ней муж балетмейстер Шарль Лепик (отчим Карла Росси). По прибытию в Петербург семья обосновалась в гостинице "Париж" на углу Невского проспекта и Большой Морской улицы.

После заключения контракта, семейство переселилось в один из домов на Театральной площади рядом с Большим театром.

Юного Карла отчим определил для учёбы в школу при немецкой церкви Святого Петра. Так как по-русски Росси говорить ещё не умел, школа с обучением на немецком языке была для него лучшим вариантом.

Живя на даче в Павловске, Шарль Лепик и Гердтруда Росси сблизились со своим соседом архитектором Винченцо Бренна. Он часто гостил у артистов, равно как и другой итальянец - Пьетро Гонзага. Под их влиянием юный Карл решил стать зодчим. К тому же, в школе у него хорошо получалось рисовать, справлялся Росси и с точными науками.

Весной 1795 года коляска Винченцо Бренны опрокинулась в глубокую канаву так, что архитектор сломал руку. Несколько лет он не мог полноценно работать, из-за чего Бренне пришлось найти себе помощника-чертёжника. Им стал юный Карл Росси.

Бренна активно работал на Павла Петровича и в бытность его великим князем, и когда он стал императором. Окружение Павла I благоволило не только самому архитектору, но и его близким. Вероятно, именно этой причиной объясняется зачисление Карла Росси на службу именно в Адмиралтейское ведомство 28 июня 1795 года с присвоением ему звания сержанта. Адмиралтейскую коллегию в то время возглавлял наследник престола, так что место службы Росси досталось "по блату". Через пять месяцев он был переведён в прапорщики с жалованьем в 150 рублей в год. Это первый обер-офицерский чин, при котором Росси согласно Табели о рангах получил российское дворянство. Вся история со службой Росси в Адмиралтейском ведомстве была затеяна только ради этого. Ведь не мог простолюдин находиться в окружении наследника престола. 28 января 1796 года прапорщик Росси был уволен со службы.

Уже через три недели после взошествия Павла I на престол, император приказал построить на месте Летнего дворца Елизаветы Петровны свой Михайловский замок. Его проект был доверен архитектору Василию Ивановичу Баженову. Ещё через три месяца проект передали Бренне. Работа чертёжником при строительстве Михайловского замка стала для Карла Росси первой серьёзной архитектурной практикой. После предъявления Павлу I предварительных чертежей, 30 декабря 1796 года Карлу Росси был дан чин губернского секретаря с жалованием 300 рублей в год.

Параллельно с работой над Михайловском замком, Бренна переделывал для Павла I интерьеры в Зимнем дворце, достраивал Исаакиевский собор, работал в Гатчине и дворце на Каменном острове. Чертежи всех этих проектов рисовал Карл Росси.

Когда Михайловский замок был почти готов, Бренна ходатайствовал перед Павлом I о предоставлении своему ученику чина коллежского секретаря с увеличением его жалования. В чине император отказал, но жалование увеличил до 600 рублей в год.

После гибели Павла I Винченцо Бренна был отстранён ото всех дел. Единственной его работодательницей осталась только вдова покойного царя. 7 мая 1801 года увольняют и его ученика Росси. Но всего через неделю - вновь зачисляют на службу. По всей видимости, талант Карла был для Александра I важнее личной неприязни к окружению своего отца. Новому императору срочно требовались художники для оформления коронационных торжеств в Москве. Через два месяца после торжеств Росси получил чил коллежского секретаря.

В конце 1801 года Винченцо Бренна подал прошение на отъезд из России. С собой он решил взять и ученика, дабы тот поучился архитектурному мастерству в Италии и Франции. 30 января 1802 года последовал императорский указ: "Состоящему в ведении Кабинета архитекторскому помощнику Карлу Росси, увольняя на два года в чужие края для усовершенствования его познаний, повелеваю получаемое им жалование по 600 рублей на год доставлять ему на место его пребывания" [Цит. по: 1, с. 440]. 1 августа Бренна и Росси уехали из Петербурга.

Весь положенный срок провести в Европе без перерыва Росси не удалось. 9 января 1803 года сгорел Павловский дворец - творение Бренны. Для восстановления здания требовались чертежи, которые Бренна доверил вернуть в Петербург своему помощнику. Карл вернулся в Россию из Парижа в мае. Он остановился в доме обер-шталмейстера графа Ивана Павловича Кутайсова, так как был дружен с его сыном. Павловский дворец восстанавливал архитектор Воронихин, чертежи Росси передал в его руки.

В августе 1803 года Росси вернулся в Париж. Не раньше сентября он отправился в Италию. В июле 1804 года Росси окончательно вернулся в Петербург.

По возвращении из Европы Карл Росси подал прошение о присвоении ему звания архитектора. Для выступления перед аттестационной комиссией он в короткие сроки составил проект переустройства площади перед Адмиралтейством, которой тогда прерывалась проезжая часть вдоль Невы. Его рисунки показывают огромную аркаду вдоль берега реки, по которой проложена набережная. Безусловно, это сооружение загородило бы собой соседние здания, что не могло устроить комиссию. Звания архитектора Росси тогда не получил. Но чтобы он не оставался без дел, молодой человек был назначен художником на петербургские стекольный и фарфоровый заводы.

2 сентября 1805 года Росси снова подаёт прошение о жаловании ему звания архитектора. Его настойчивость оказалась не напрасна. Благодаря протекции графа Д. Гурьева император Александр I согласился таки перевести Росси в подчинение Кабинета Его Императорского Величества в звании архитектора. Соответствующий документ был подписан царём 6 марта 1806 года. Росси было назначено жалование в размере 1 200 [1] или 2 000 [2, с. 174] рублей в год.

По повелению Александра I архитектор Луиджи Руска разрабатывал проекты типовых строений для обустройства городов. К этой работе Руска привлёк Росси. Итогом трудов стало "Собрание фасадов, Его Императорским Величеством высочайше апробированных, для частных строений в городах Российской империи".

После смерти отчима Росси стали особенно необходимы дополнительные заказы. Его мать не привыкла экономить, поэтому сын должен был обеспечить добавку к пенсии балерины. Решению этой задачи способствовало поручение молодому зодчему возведения нового здания театра в Москве. Работа в бывшей столице подарила Росси не только новые полезные знакомства и связи, но и желание остаться там надолго. В январе 1809 года он отправился в первопрестольную для занятия там должности архитектора Кремлёвской экспедиции.

Живя в Москве, архитектор работал и в других городах. 11 апреля 1809 года ему было поручено отремонтировать путевой дворец в Твери. Он должен был стать резиденцией великой княжны Екатерины Павловны и её будущего супруга принца Ольденбургского - генерала-губернатора Тверского, Новогородского и Ярославского.

В той же Твери Росси стал членом Комитета по её благоустройству. Здесь он много работал. Им были спроектированы театр, губерская канцелярия, семинария, военный госпиталь, торговые ряды, церковь Трёх Святителей, собор Крестовоздвиженского монастыря. Кроме того, он проектировал собор в Торжке, здания присутственных мест в Старице, гостиные дворы в Бежецке и Рыбинске.

15 марта 1811 года Тверь посетил Александр I. Результатом его осмотра стал перевод Росси в штат принца Ольденбургского и присвоение архитектору чина надворного советника. Кроме жалования из Кабинета зодчий начал получать пусть скромную, но дополнительную плату из Дирекции путей сообщения, директором который был принц. В конце того же года Росси был награждён орденом Святого равноапостольного князя Владимира четвёртой степени.

С приходом на русскую землю войска Наполеона тверскому генерал-губернатору пришлось перебраться в Ярославль. С ним переехал и Росси. В Твери и Ярославле архитектор готовил к работе военные госпитали. 20 августа 1812 года он получил чин коллежского советника.

В декабре скончался покровитель архитектора принц Ольденбургский. Но Карлу Росси продолжала помогать великая княгиня Екатерина Павловна. Она посодействовала в получении им заказа на проектирование собора и колокольни для Ниловой пустыни - монастыря на острове Столбный озера Селигер. Проект не был принят к исполнению, но за него Росси получил 1 610 рублей.

В 1814 [2, с. 175] или 1815 [1] году Карл Росси был возвращён в Санкт-Петербург. Кабинет перевёл его на должность при Императорских стеклянном и фарфоровом заводах, которая освободилась после смерти архитектора Томона. Очевидно, что возвращение на старое место службы - это понижение. Жалование от этой работы он получал в размере 1 200 рублей в год, что было меньше дохода в Твери.

Но заботу о Карле Росси проявила вдовствующая императрица Мария Павловна. Она доверила зодчему работы в Павловске. В Павловском дворце он по новому украсил угловую гостиную, построил несколько парковых павильонов, возвёл девять деревянных домов в деревне Глазово.

Вместе с тем, Кабинет требовал исполнения Росси своих обязанностей. В начале 1816 года Дирекция путей сообщения отказала архитектору в выплачиваемой ему надбавке к жалованию. А ведь незадолго до этого в счёт будущего дохода через суд у Росси вычли 6 000 рубей за долги.

3 мая 1816 года был создан Комитет строений и гидравлических работ. В его обязанности вошли прокладка новых и выравнивание старых улиц, утверждение проектов зданий, контроль над сооружением мостов, набережных и тротуаров. Во главе Комитета встал военный инженер генерал Августин Бетанкур. В него также вошли четыре архитектора: В. П. Стасов, А. А. Михайлов, А. Модюи и К. Росси. 8 мая император повелел причислить Росси к Аничкову дворцу и назначить ему жалование в 3 000 рублей в год. Это случилось в 1817 году, когда Росси было уже 42 года.

Аничков дворец в это время был подарен Александром I своему младшему брату Николаю к предстоящей свадьбе. Росси должен был привести дворец в надлежащий вид. Трудами архитектора в семнадцати покоях были заново расписаны плафоны, обтянуты стены атласом, штофом и бархатом. Другие помещения отделывали под мрамор. Устанавливали новые люстры, камины, печи, мебель. Абсолютно всё делали по рисункам Карла Росси. В результате убранство Аничкова дворца поражало стилистическим единством. Великий князь Николай Павлович был доволен. И даже когда он стал императором Николаем I, то оставил его дворцом "собственным Его Императорского Величества".

Большая часть усадьбы Аничкова дворца была отдана под организацию новой площади. Её проектированием первоначально занимался архитектор Модюи. Он предлагал построить двухэтажные садовые павильоны, что не понравилось Александру I, так как они закрыли бы вид на Невский проспект из окон Аничкова дворца. В результате был принят проект Карла Росси, который с 1816 по 1828 год по собственной инициативе создал 20 разных планов площади. Неизвестно, как к этому отнёсся Модюи. Вероятно, Росси нажил себе этим врага. Одноэтажные садовые павильоны при Аничковом дворце стали первым архитектурным памятником войне 1812 года, если не считать Триумфальной арки Кваренги, созданной для встречи возвращающихся войск.

Работа над усадьбой Аничкова дворца Карла Росси чрезвычайно понравилась не только петербургской общественности, но и царскому двору. Без промедления Росси был приглашён для переустройства комнат в Зимнем дворце, в которых должна была остановиться дочь прусского короля принцесса Каролина, навеста великого князя Николая Павловича. Сразу после этого архитектор приступил к отделке девяти комнат со стороны Дворцовой площади. В них поселился отец невесты - прусский король Фридрих-Вильгельм III. Эта работа заняла у зодчего чуть менее пяти месяцев.

10 июля 1818 года Карл Росси был награждён орденом Святой Анны 2-й степени.

В это время у архитектора родился первенец - сын Александр. Его матерью стала Анна Больцини, о которой известно крайне мало.

Карл Росси известен не только как автор отдельных зданий, но и как создатель целых архитектурных комплексов. Его архитектурная мысль была всегда масштабнее одного здания или отдельного участка. Росси создавал проекты так, чтобы они идеально вписывались в окружающее пространство. Иногда для этого приходилось создавать новые кварталы. Первым опытом создания единого архитектурного комплекса стала работа на Елагином острове.

Елагин дворец
Елагин дворец

Вдовствующая императрица Мария Фёдоровна устала от частых долгих поездок в любимый Павловск. Её сын император Александр I решил подарить ей усадьбу, которая была бы гораздо ближе к Петербургу. Его выбор пал на Елагин остров. 3 февраля 1818 года была создана комиссия для перестройки Елагиноостровского дворца, которую возглавил Карл Росси. Архитектор не только перестроил сам дворец, но и распланировал живописный сад с водоёмами. В северной части острова им были построены кухня и жилые строения. За кухней - конюшни, оранжерея и огороды. Работа на Елагином острове велась до 1822 года.

При работе над ансамблем Елагиноостровского дворца у архитектора сложилась команда, которая работала с ним на всех остальных проектах. Среди них были скульпторы С. Пименов и В. Демут-Малиновский, помощники архитектора Н. Ткачёв, А. Комаров и М. Войлоков, мраморщики П. Модерна и П. Трискорни, художники А. Виги, Б. Медичи и Д. Скотти, мастер искусственного мрамора Я. Щенников, паркетчик С. Тарасов, резчики Н. Опарин и С. Никитин, обойщик И. Тимофеев, позументщик В. Гущин, столяры Тарасовы и другие мастера. Это первый в России случай, когда за одним архитектором следовал целый коллектив рабочих. Благодаря сложившимся между ними и Росси хорошим отношениям, к имени зодчего из уважения часто добавляли отчество Иванович.

18 августа 1821 года Карлу Росси были пожалованы алмазные знаки к ордену Святой Анны. 1 августа 1822 года за работу на Елагином острове архитектору был назначен пенсион в размере 3 000 рублей в год.

Одновременно с работой над усадьбой Елагиноостровского дворца Карл Росси трудился над созданием дворца для великого князя Михаила Павловича. Работу над его проектированием зодчий начал сразу же, после окончания работ в Аничковом дворце. Но первое время ему приходилось заниматься проектированием переустройства уже существующих строений - Воронцовского, а затем Чернышёва дворца на Исаакиевской площади. Позже по ряду причин было решено не перестраивать уже существующее, а создавать новое. В центре Петербурга находилось большое свободное пространство - к северу от Невского проспекта, между Екатерининским каналом и Садовой улицей. Здесь градостроительные замыслы Росси были воплощены в полной мере.

Михайловский дворец
Михайловский дворец

17 апреля 1819 года была создана комиссия для построения Михайловского дворца, в которую вошёл Карл Росси. Им была преобразована территория вокруг великокняжеской резиденции. В 1819-1825 годах зодчий работал над реконструкцией Марсова поля. Памятник Суворову им был перемещён ближе к берегу Невы на созданную тогда же Суворовскую площадь. Румянцевский обелиск архитектор переместил на плац рядом с Первым кадетским корпусом. К югу от Марсова поля был устроен Михайловский сад, в котором по оси с памятником Суворову Росси установил павильон-пристань.

К югу от Михайловского дворца Карл Росси создал Михайловскую площадь (ныне площадь Искусств), которую он соединил с Невским проспектом Михайловской улицей. Тогда же им была создана соседняя Манежная площадь, преобразовано пространство вокруг Инженерного замка, продлена Садовая, проложена Инженерная улица. Карлом Росси были созданы проекты окружающих Михайловскую площадь жилых зданий, всё это пространство было устроено как единый архитектурный комплекс. По его предложению старый деревянный Театральный мост был заменён на новый каменный, построены Михайловский и Пантелеймоновский мосты.

Весной 1819 года Карл Росси получил очередное задание - подготовить чертежи и рисунки будущих строений на Дворцовой площади. 15 марта 1820 года была создан комитет "По устроению против Зимнего дворца правильной площади и каменным, кирпичным, гончарным и известковым заводам". Архитектор приступил к созданию двух величественных корпусов здания Главного штаба и арки между ними. Градостроительные замыслы Росси здесь проявились в изменении направления Большой Морской улицы, которую зодчий вывел под аркой точно по оси въездных ворот в Зимний дворец.

Здание Главного штаба
Здание Главного штаба

К началу 1820-х годов Карл Росси стал самым высокооплачиваемым архитектором в Петербурге. Его жалование составляло 15 000 рублей в год. Это позволяло не держать собственных лошадей, а брать наёмных по 300 рублей за четвёрку вороных. Архитектор, благодаря матери, любил театр. Росси нравилось творчество таких балерин как Евгения Колосова, Авдотья Истомина. Вторая танцевала в паре с Огюстом Пуаро, супругой которого была Мари - сестра архитектора. У Мари Пуаро в театре была своя ложа, которой часто пользвался Карл.

Вероятно, в 1820 или 1821 году Анна Больцини скончалась, так как 10 июня 1822 года у Карла Росси появился сын Лев от шведки Софьи Елены Андерсон. 29 мая 1824 года архитектор подал прошение на усыновление трёх внебрачных сыновей, рождённых Анной. Известно, что кроме первого сына Александра, она родила ему Михаила, Карла и дочь Зинаиду.

16 сентября 1822 года Академия художеств избрала Карла Росси в Почётные вольные Общники. Об этом факте свидетельствует сохранившееся письмо к Росси, подписаное президентом Академии А. Олениным [1, с. 455]. Историк В. К. Дмитриев в книге "Архитекторы Санкт-Петербурга" утверждает, что в том же году архитектор стал профессором Флорентийской академии [2, с. 179]. Краевед Ю. М. Овсяников же пишет, что Росси получил известие из Италии о присуждении ему звания профессора первой степени Флорентийской Академии художеств только в конце 1820-х годов [1]. Императорская Академия художеств звания академика или профессора зодчему не присваивала.

Работы у Карла Росси было так много, что он отказался от предложения участвовать в конкурсе на проект храма Христа Спасителя в Москве [2, с. 178].

21 ноября 1822 года Карл Росси обвенчался с Софьей Еленой Андерсон, ей тогда было 22 года. Торжественную церемонию провели в костёле святой Екатерины. Стоит отметить, что супруга архитектора была из слишком "простой" семьи, тогда как он являлся достаточно известным человеком. Впрочем, Росси искал заботливую мать для своих пятерых детей. И он оказался прав в своём выборе, так как прожил с Софьей Еленой в счастливом браке 24 года.

В начале 1823 года Росси доверил надсмотр над строительными работами в Михайловском дворце своему помощнику Никите Ткачеву, а сам занялся постройкой библиотеки в Павловском дворце. Он надстроил одну из галерей дворца, которая соединяет его основной объём с боковым флигелем. Заканчивали этот проект архитектор А. Штауберт и каменных дел мастер Д. Адамини. Росси же вернулся к Михайловскому дворцу, готовому к внутренней отделке.

30 августа 1825 года Михайловский дворец был освящён. А за день до этого Карлу Росси вручили орден Святого Владимира 3-й степени.

В декабре зодчий работал над эскизами для "Печальной комиссии", созданной по случаю смерти Александра I. Он готовил оформление траурного убранства зала в Зимнем дворце, императорский катафалк.

Военная галерея 1812 года
Военная галерея 1812 года

Спустя один месяц только что взошедший на престол Николай I повелел Карлу Росси создать проект Военной галереи 1812 года в Зимнем дворце. Параллельно с подготовкой этого проекта архитектор продолжал заниматься оформлением похорон Александра I. В мае 1826 года к этому добавились хлопоты о похоронах скончавшейся императрицы Елизаветы Алексеевны. Осенью за эти заботы Карла Росси наградили 2 000 рублями.

Летом 1826 года по проекту Росси велись работы по перестройке в Летнем саду грота в Кофейный домик.

После открытия Военной галереи Росси было доверено перестроить соседние с ней парадные залы. Он создал проекты помещений между галереей и Парадной лестницей. Тогда же, в начале 1827 года, Росси готовил перестройку апартаментов императрицы Марии Фёдоровны в Зимнем дворце (16 помещений).

В марте Карлу Росси было выдано в долг из средств Кабинета 12 000 рублей, после чего он отправился на шесть недель с супругой к её родителям в Ревель. Оставив там Софью Елену он уехал в Тверскую губернию, где пользовался услугами Андреапольской водолечебницы.

Карл Росси рассчитывал, что продолжит заниматься работами в Зимнем дворце в мае, по возвращении из отпуска. Однако, Николай I не желал промедлений. За две недели до возвращения Росси в Петербург император передал задание Огюсту Монферрану. Росси, вероятно, не посчитал это угрозой для своего положения и попросил продлить отпуск ещё на шесть недель, так как Софья Елена родила дочь Марию.

25 декабря 1827 года, в день 15-летия изгнания французов из России, была проведена церемония Военной галереи. Впервые за последние годы Карл Росси не получил за свою работу вознаграждения. Николай I не смог простить зодчему промедлений в работе.

Карл Росси участвовал также в конкурсе на проектирование последнего из построенных на Дворцовой площади зданий - Штаба Гвардейского корпуса. Архитектор предлагал здесь строение, вмещающее в себя одновременно манеж и театр.

В 1827 году произошёл пожар в Обуховской больнице - загорелась балка, проходившая рядом с печной трубой. Построившего больницу архитектора А. Михайлова 1-го арестовали и впредь, по желанию Николая I, так должны были поступать с каждым зодчим. Соответствующую бумагу подписали архитекторы Стасов, Михайлов 2-й, Филлипов. Карл Росси же отказался подставить на документе свою подпись. Из-за этого он поссорился с генералом-инженером Базеном, возглавлявшим Комитет для строений и гидравлических работ и ответственным за "разбор полётов" после пожара.

В конце 1820-х годов Росси, видимо, ещё проживал в доме матери на Миллионной улице. Это позволяло экономить средства на аренде. Но вместе с тем, на плечи сына ложились траты престарелой актрисы, которая экономить не умела. К тому же, в ноябре 1828 года скончалась императрица Мария Фёдоровна, которая выделяла средства на содержание бывшей балерины. Немногим архитектору помогло участие в очередной "Печальной комиссии", за что он получил бриллиантовый перстень стоимостью в 2 000 рублей.

Александринская площадь на</br />Панораме Невского проспекта
Александринская площадь на
Панораме Невского проспекта

В 1828 году Николай I утвердил проект Карла Росси на постройку Александринского театра и второго корпуса Публичной библиотеки. Одновременно с этим император повелел архитектору заняться перестройкой здания Сената на Сенатской площади. Задача с успехом будет выполнена, но зодчему за работу не выплатят ни копейки.

При работе над архитектурным ансамблем Александринской площади Карл Росси вновь преобразовал целый городской район. В единый комплекс были включены уникальная Театральная (ныне Зодчего Росси) улица, Чернышёва (ныне Ломоносова) площадь.

В начале апреля 1829 года Росси вновь попросил займ в размере 12 000 рублей. Император дал на это согласие. Но после доверил завершение ансамбля Дворцовой площади архитектору Огюсту Монферрану, который установил на ней Александровскую колонну. Такое же завершение ансамбля предлагал и Карл Росси. Он лишь вошёл в члены комиссии по утверждению проекта монумента.

Вместо работы над колонной ему осталась только забота об устройстве парадной пристани между Зимним дворцом и Адмиралтейством. Зодчим здесь был спроектирован спуск к Неве, украшенный двумя вазами и парой львов. При сооружении Дворцового моста пристань была немного смещена, а вазы перенесены к новому спуску рядом с Сенатской площадью. Кстати, Росси предлагал для украшения набережной не вазы, а статуи Диоскуров. На окончательном варианте настоял Николай I.

Улица Зодчего Росси
Улица Зодчего Росси

Спустя всего пять месяцев император всё-таки оказал милось архитектору. За работу над переустройством Дворцовой площади ему было выплачено 100 000 рублей. К тому же, с этой суммы не взяли налог на инвалидов, который составлял 5 копеек с одного рубля. Примечательно, что в формулировке объяснения такой награды значилась фраза "в награду за особое усердие и к пользам казны при производстве разных публичных зданий оказанное". То есть было признано, что Росси не воровал выделяемые на строительство деньги. А это было частым на государственных стройках в России не только сейчас, но ещё и в XIX веке. Сам архитектор признавал, что через его руки прошло порядка 60 миллионов рублей, но из них у него не осело ни копейки.

Премия была дана Росси на приобретение собственного дома. Но сделать такую покупку он так и не смог. Хотя, тут же отдал 5 000 на лечение холерных больных. Удивительно, казенные средства Карл Росси тратил крайне разумно. Со своим же капиталом возникали проблемы. 100 000 рублей ему хватило только до 1834 года, когда он вновь стал просить у казны денег в долг.

Стоит отметить, что архитектор неоднократно писал письма чиновникам с просьбой наградить его помощников и коллег. Если же он просил денег для себя, то брал их только взаймы.

В 1830 году Карл Росси совершил редкий для своего времени поступок. Ему были положено дополнительное жалование - 3 000 рублей в год за работу над вторым корпусом Публичной библиотеки. Но он отказался от него в пользу Аполлона Щедрина, который выполнил основной объём при переделке проекта. Изменения были сделаны из-за вмешательства в проектирование Николая I, замечания которого Росси учитывать не захотел.

Здание Сената и Синода
Здание Сената и Синода

В 1831 году Карл Росси был отстранён от членства в Комитете для строений и гидравлических работ. Возглавлявший его генерал Базен написал на архитектора донос, в котором жаловался на частое отсутствие Росси на заседаниях Комитета. Зодчий был не просто отстранён от дел, ему также объявили выговор "за нарушение порядка службы и подчинённости". Впрочем, это вряд ли сильно расстроило Росси, считавшего многочасовые заседания в Комитете бессмысленными.

Немного позже интриги вокруг Росси способствовали объявлению ему второго выговора. Это произошло из-за его отказа аттестовать немецкого механика И. Роллера, который должен был работать над машинерией Александринского театра. Росси предлагал отправить на учёбу за границу русского умельца, но император посчитал, что пригласить иностранца будет дешевле. Проверять часового мастера архитектор не захотел из-за того, что сам не разбирался в тонкостях этой науки и не хотел делать это формально. Но этот шаг был шагом против воли императора.

С Роллером всё же был заключён контракт. Когда он представил свои чертежи, Росси пригласили на заседание комиссии по их рассмотрению. Явиться на мероприятие архитектор не смог из-за болезни. Это стало последней каплей, после чего Росси впал в немилось не только чиновникам, но и Николаю I.

В сентября 1832 года Карл Росси подал прошение на отставку. В октябре оно было принято, причём Росси сохранили все получаемые им оклады. Но при этом его обязали довести всё начатое до конца.

В декабре 1832 года в семье архитектора произошло пополнение - родилась Екатерина Росси. Софье Елене с детьми пришлось уехать из Петербурга в Ревель. Возможно, это произошло из-за необходимости экономии средств. В Ревеле супруга и дети могли жить в домах родителей Софьи Елены. А Росси продолжал работать, завершал начатые им проекты. В феврале 1833 года он участвовал в осмотре императором здания Сената и Синода. Архитектор лишь спроектировал это здание, само строительство было передано его коллеге Штауберту.

В Петербурге с Карлом оставался только старший сын Александр. Он учился в Академии художеств.

С конца 1833 года Карл Росси часто наведывался к семье в Ревель. Он уже не был молод, болел. Вместе с тем, ему приходилось выполнять некоторые поручения. Например, он готовил планы по переделке левого корпуса Театральной улицы под нужды театральной школы.

К 1836 году Росси оказался в больших долгах. Находить деньги приходилось самыми разными способами. Например, Росси стал продавать место в Александринском театре, которое ему было навечно зарезервировано. 14 января 1837 года из-за этого произошёл скандал, после чего таковая возможность у архитектора исчезла.

При всём тяжёлом финансовом положении Росси продолжал жить в дорогом районе - на Итальянской улице, в доме №11. Из окон этого дома он мог контролировать процесс застройки Михайловской площади по его проектам.

В декабре 1837 года сгорел Зимний дворец. Он был восстановлен весьма быстро. Уже летом 1841 года император осматривал восстановленную резиденцию. Он пригласил Карла Росси, который внимательно изучал работу коллег. Оглядев Георгиевский зал, Росси заметил, что потолок здесь скоро рухнет. Николай I возмутился, так как он сам лично осматривал и подписывал чертежи. Но пожилой архитектор настаивал на своём. Разгневанный император прогнал Росси. А 9 сентября потолок Георгиевского зала обрушился...

Спустя три месяца Николай I назначил Карла Росси "членом по искусственной части в существующих при Кабинете строительных комиссиях и впредь учреждаемых, кроме по Зимнему дворцу".

Престарелый зодчий, даже ушедши в оставку, не мог не работать. В 1838 году он готовил проект очередного переустройства площади перед Инженерным замком. Это не было реализовано. Тогда же он составил проект трёхярусной колокольни для Юрьева монастыря в Новгороде. Но Николай I вмешался и в эту работу, укоротив её на один ярус. Весной 1841 года Карл Росси строил Ново-Никольский мост, за что получил 2 800 рублей.

В 1845 году Росси выполнил проекты постаментов для бронзовых статуй Победы, которые установили на Конногвардейском бульваре. Схватившись за эту "синицу", архитектор начал "ловить журавля". Он составил проект переустройства Исаакиевской площади, который не был принят к реализации. Это стало последним подобным проектом архитектора.

6 апреля 1846 года скончалась Софья Елена. Денег на похороны у Карла не было. 2 000 рублей на эти цели архитектору подарил Николай I.

К 1847 году необходимость в квартире на Михайловской площади отпала. Дети разъехались по своим домам, содержать дорогое жильё не было никакой возможности. Последним адресом архитектора стал дом на Фонтанке, №185. Последние свои дни Росси провёл в весьма бедном районе Петербурга.

Ради обеспечения своим родственникам пенсии 28 октября 1847 года Росси подал прошение на принятие его в российское подданство. Ровно через три месяца оно было получено.

После очередной выдачи 4 000 рублей Карлу Росси в долг, император посчитал необходимым получить за них от архитектора "возмещение". Архитектору было поручено освидетельствовать новую больницу, построенную в память о великой княжне Александре Николаевне. Ещё через пять месяцев ему было велено заняться "исправлением Таврического дворца". В помощь к Росси был дан академик Александр Руска.

Новая работа придала архитектору бодрости. Накануне нового 1849 года Николай I пожелал обновить убранство зрительного зала Александринского театра. Этим занялся Карл Росси.

Возобновившуюся практику прервала холера, которая в то время свирепствовала в Петербурге. 5 апреля Карл Росси неожиданно заболел, а уже на следующий день его не стало. Он был похоронен на Волковском лютеранском кладбище. Позже его прах был перезахоронен в Некрополе XVIII века Александро-Невской лавры.

Карл Росси вошёл в историю как архитектор, работавший в стиле классицизм. Но это не был сухой казарменный стиль, который был свойственнен, к примеру, Джакомо Кваренги. Росси являлся великолепным декоратором. Его умение украшать интерьеры, мебель, декорации прекрасно распространилось и на фасады возводимых им зданий. Особенно это заметно на примере его последних работ. Здания Главного штаба, Сената и Синода стали примером синтеза архитектуры и искусства. При этом, они остаются строениями в стиле классицизм, это отнюдь не барокко. Но богатое украшение фасада лепниной даёт возможность Главному штабу органично соседствовать с абсолютно барочным Зимним дворцом. Карл Росси стал последователем того направления классицизма, который часто называют "русским ампиром".

Годы жизни:1775 - 1849

Источники:
ИсточникСтраницыДата обращения
1) (Стр. 375-569) 04.03.2012 г. 19:25
2) (Стр. 172-180) 10.11.2012 г. 06:50