Марсово поле

План сада на Большом лугу, 1740 г.
План сада на Большом лугу, 1740 г.

Территория, на которой сейчас находится Марсово поле, в начале XVIII века представляла собой заболоченную землю с деревьями и кустарниками. Территория возвышалась к Неве, из болота на её южной стороне вытекали две реки - Мья (будущая Мойка) и Кривуша (будущий канал Грибоедова).

Организованный в 1704 году по соседству Летний сад, будучи царской резиденцией, должен был быть несколько отдалённым от городской застройки. Границу городского квартала вскоре обозначил Почтовый двор, построенный на месте, где сейчас стоит Мраморный дворец. Пространство между ним и Летним садом, благо что было заболочено, и стало естественным буфером. В 1711-1721 годах с востока и запада от болота прорыли каналы для осушения территории - Лебяжий и Красный. Образовавшийся прямоугольник между этими каналами, Невой и Мойкой первоначально называли Пустым [4, с. 183], а с 1720-х годов - Большим лугом.

В 1712 году в северо-западной части будущего Марсова поля был построен Питейный двор, через два года его то и перестроили в Почтовый двор ("Почт-гаус"). Рядом в 1713-1717 годах находился Зверовой двор [2, с. 30]. Здесь содержали различных птиц и животных, среди которых числился и слон. В связи с необходимостью прорытия Красного канала зверинец был переведён на Хамовую (сейчас Моховую) улицу.

После прорытия в 1721 году Красного канала его западный берег активно застраивался домами знати. Кроме всех прочих здесь поселился герцог Голштинский. На углу Мойки и Красного канала были построены дома для генерала-аншефа А. И. Румянцева и генерал-прокурора П. И. Ягужинского.

Прорытые каналы позволили достаточно быстро осушить территорию. По приказу Петра I её выровняли, расчистили и засеяли травой. Здесь было проложено несколько аллей для пеших и конных прогулок. Император стал использовать Большой луг в качестве места для воиснских смотров, народных гуляний с обязательными фейерверками. При праздновании в 1721 году заключения Ништадтского мира на будущем Марсовом поле построили триумфальную арку, аллеи украсили декорациями. Вскоре возникло новое название этой местности - Потешное поле.

В помещении бывшего слоновника первое время после его доставки в Петербург хранился знаменитый Готторпский глобус. Вскоре для него соорудили специальный балаган и открыли к глобусу доступ публике. Летом 1726 года его переместили на Васильевский остров к строящемуся зданию Кунсткамеры.

При Екатерине I поле стали называть Лугом перед летним домом, Лугом перед Летним дворцом, так как на том месте где сейчас Михайловский замок, тогда был сооружён Летний дворец императрицы.

К 1730-м годам западная стороны Марсова поля была застроена жилыми домами. Среди первых владельцев участков здесь были генерал А. А. Вейде, царский денщик А. И. Румянцев, обер-прокурор сената П. И. Ягужинский, А. И. Румянцев. Рядом с домом Вейде в 1730-1740-х годах находился дворец, в котором жила дочь Петра I Елизавета.

Марсово поле с обелиском Румянцева победам
Марсово поле с обелиском Румянцева победам

При императрице Анне Иоанновне на Большом лугу каждую осень в течении двух недель устраивались военные учения и парады. После этих мероприятий офицеры обедали в Летнем дворце, а солдаты принимали трапезу прямо на лугу. В феврале 1740 года Анна Иоанновна повелела:

"на болшом лугу которой против Летняго дому учинить огород и убрать пристойными деревьями по показанию архитектора Дерастрелия, а он Дерастрелий к тому убранию требует дерев липовых и кленовых пополам трёх тысяч... [А поскольку] на том лугу имееца строение, а имянно для американских оленей зверинец, которой в ведомсте обер егер мейстерского правления, да мастерския ведомства Канцелярии от строеней избы и рейтарския конюшни, которое строение для того огорода всё надлежит снесть" [Цит. по: 5, с. 254, 255].

Архитектор М. Г. Земцов составил проект 24 садовых павильонов. Под наблюдением Земцова, Германа ван Болеса и подмастерья Ильи Сурмина на лугу засыпали болотистые места, проложили дорожки, посадили кусты и шпалерные деревья. В центре площади устроили фонтан, украшенный свинцовыми фигурами драконов, дельфинов и маскаронами. Эти украшения выполнил резных дел мастер Кодрад Оснер. Подряд на строительство садовых павильонов получил столярного дела мастер Ж. Мишель. Работа им выполнялась весьма не скоро, так как ещё в 1744 году павильоны ещё не были готовы.

В начале правления императрицы Елизаветы Петровны Марсово поле получило регулярную планировку. Здесь были проложены новые аллеи, высажены деревья. Луг превратился в сад и стал называться "Променадом", то есть местом для прогулок. По праздникам на Променаде размещались аттракционы. Вдоль Красного канала продолжали жить люди близкие к власти. Так бывший дом герцога Голштинского императрица подарила своему фавориту А. Г. Разумовскому. Рядом жил лейб-медик Лесток, на месте которого позже поселился генерал-фельдмаршал С. Ф. Апраксин.

В 1750 году на участке недалеко от Невы и Лебяжьей канавки ("где была бывшая гауптвахта, близ еловой рощи") был построен театр. Его возвели взамен сгоревшего в прошлом году, располагавшегося на углу Екатерининского канала и Невского проспекта (дом №28). Новое здание проектировал архитектор Ф. Б. Растрелли. Оно представляло из себя деревянную украшенную скульптурой и живописью постройку на каменном фундаменте, с тремя ярусами лож. Строительные работы, которые выполняли 353 солтада гарнизонных полков, были завершены к 25 апреля. Здесь был открыт первый в России Оперный театр, первое представление в котором (комедия) состоялось 3 мая [5, с. 322].

На месте старого Летнего дома Екатерины I был построен новый Летний дворец Елизаветы Петровны. По сведениям из топонимической энциклопедии "Петербург в названиях улиц" пространство перед ним с 1751 года стали называть Царицыным (или Царицынским) лугом. В дальнейшем, даже несмотря на переименования, это имя площади встречалось вплоть до 1917 года. Автор книги "Пешком по Миллионной" утверждает, что официальное название "Царицын луг" (или "Царицыно поле") существовало с 1781-1782 года.

С 1750 года и до конца XVIII века на берегу Мойки стоял деревянный Малый театр. О его бывшем существовании напоминает соседний Театральный мост. Малый театр на Марсовом поле возник с прибытием в Петербург немецкой труппы предпринимателя Карла Книппера. Вместе с иностранцами здесь выступали воспитанники московского Воспитательного дома, которым доверяли русские роли.

"Променад" на Марсовом поле просуществовал не долго. Уже в августе 1752 года императрица "указать соизволила на луг, которой у Оперного дому, пускать для пасьбы коров Ея императорского величества, також и тех, кто их пасть будет" [Цит. по: 5, с. 330].

Парад на Царицыном лугу в Санкт-Петербурге<br />в 1831 году
Парад на Царицыном лугу в Санкт-Петербурге
в 1831 году

Судьба Оперного театра у еловой рощи также оказалась короткой. Контора строения домов и садов в октябре 1773 года доакладывала:

"у первого саду в состоящем на берегу Невы реки старом деревянном оперном доме 1771 года майя по 5-е число три покоя заняты были бывшею канторою береговаго строения а в протчих содержались инструменты и мелочные материалы, также и жили некоторые из афицеров и служителей того строения, потому сей дом и был от всех опасностей сохраняем, но как по указам той конторы... велено первым 12 ноября 1770 из помянутого дому аглинским камедиантам что понадобится, вторым 2 мая 1771 годов и совсем тот дом француской нации санктпетербурскому купцу Поше отдать; почему из него кантора и все жившие выведены и материалы с инструментами вынесены, однако ж ни означенные комедианты, ни купец Поше на свои руки сего дому не приняли, то между тем по неимению при нём караула, хотя со всех сторон был заколочен, каждую почти ночь усматривались двери или окна отворены и чрез оба прошедшие года не малое число поймано было в нём укрывающихся беглецов, кои и отсылаемы были куда надлежит... но и после того ещё таковые ж беглецы а может быть и воры ловлены, ибо холст, коим многие покои обиты были, весь ободран и унесён, а в окнах стёкла почти все вырезаны и выбиты, то ж от оных и от дверей петли и крюки все ж раскрадены; сверх же того в нынешнем году слух носился, что по ночам близ оного немало прохожих людей ограблено... а напоследок как уже из санктпетербурских ведомостей усмотрено, что он Поше умер и имение ево с публичнаго торгу продать определено... тот оперный дом в минование вышеописанных неудобностей разломать, которой дом и разломан, и выбранной из онаго лес годной употреблен на повеленное против Зимняго дворца под смотрением господ надворных советникв Ходнева и... Фелтена на лугу строение" [Цит по: 5, с. 441].

В 1765-1785 годах в северной части Марсова поля строился Мраморный дворец. В 1770-х годах на месте дома Разумовского по проекту Ю. М. Фельтена было построено трёхэтажное здание Ломбарда. Наводнение 1777 года разрушило Променад, на Марсовом поле вновь стали проводить военные парады. С этих пор растительность стала гибнуть, не выдерживая частых военных маршей.

Красный канал был засыпан в 1780 году. Его бывшая западная набережная, с 1738 года называвшаяся Красной линией, с 1798 года стала называться Царицынской улицей.

Здание Малого театра на Марсовом поле было перестроено в октябре 1781 года по распоряжению Екатерины II. Тогда в нём состоялось первое русское представление. Одним из актёров Малого театра, а затем руководителем труппы был Иван Афанасьевич Дмитриевский. Благодаря его стараниям в 1782 году здесь прошли первые постановки комедий Д. Г. Фонвизина "Бригадир" и "Недоросль". В Малом театре прошла одна из пьес Екатерины II, впервые на русском языке были показаны комедия Бомарше "Севильский цирюльник", комедии Мольера. Один из современников так описывал здание Малого театра:

"Театр построен в новом роде, совершенно ещё неизвестном в здешнем крае. Сцена очень высока и обширна, а зала, предназначенная для зрителей, образует три четверти круга. Лож не имеется, но кроме паркета и партера со скамейками сделаны три яруса балкона, возвышающихся один над другим и окружающих залу без всяких промежутков. Живопись очень красива, и вид весьма хорош, когда при входе зрителей, сидящих, как в древности, амфитеатрально..." [Цит. по: 4, с. 196]

В 1780-х годах построены служебный корпус Мраморного дворца, дом Бецкого, дом Салтыковых. Здание Малого театра снесено в 1797 году по указанию Павла I. Через два года перед домом №3 был установлен обелиск в честь П. А. Румянцева, а ещё через два - перед Михайловским замком у реки Мойки был установлен памятник А. В. Суворову.

Павел I приспособил Царицын луг в основном для военных парадов, строевой подготовки, наказаний проштрафившихся нижних чинов. Его сын Александр I окончательно отобрал территорию у городских властей и передал её военным.

16 мая 1803 года, в день празднования 100-летнего юбилея Петербурга, на Царицыном лугу установили карусели, балаганы и другие увеселительные павильоны.

Установкой памятника великому полководцу не ограничились. В 1805 году Царицын луг переименовали в Марсово поле, по имени античного бога войны, в облике которого изображён Суворов. Вплоть до 1917 года название "Марсово поле" на одних картах Петербурга соседствовала с "Царицыным лугом" на других картах. На протяжении целого столетия у площади существовало два названия. А. С. Пушкин в поэме "Медный всадник" использовал первый вариант:

Люблю воинственную живость
Потешных Марсовых полей,
Пехотных ратей и коней
Однообразную красивость,
В их стройно зыблемом строю,
Лоскутья сих знамён победных,
Сиянье шапок этих медных,
Насквозь простреленных в бою.

В скором времени зелёный луг превратился в пыльный плац. Пыль, поднимаемая сапогами солдат и ветром, переносилась в Летние сады, оседала на деревьях. К середине XIX века Марсово поле в народе часто называли "Петербургской Сахарой".

В 1818 году архитектор Карл Росси создал проект переустройства Марсова поля. Это им делалось для того, чтобы включить строящийся Михайловский дворец в ансамбль берегов Невы, раскрыть вид на усадьбу со стороны реки. Для решения этой задачи зодчий убрал с площади Румянцевский обелиск, перенёс его на Васильевский остров, новую Румянцевскую площадь. Памятник Суворову Росси перенёс на пространство между домом Салтыковых и служебным корпусом Мраморного дворца. В глухой стене дома Салтыковых пробили окна, вдоль тротуаров установили новые светильники в виде пик с бронзовыми наконечниками. Таким образом, здесь образовалась аванплощадь (Суворовская), служащая как бы парадным входом на Марсово поле.

В 1817-1821 годах в западной части площади архитектором В. П. Стасовым были построены казармы Павловского полка. Рядом с ними в те же годы был построен дом Адамини.

Садовая улица была выведена через восточную границу Марсова поля к Неве в 1823 году.

Здание казарм Павловского полка
Здание казарм Павловского полка

С 1820-х годов Марсово поле стало площадью, где чаще всего в Петербурге проводили военные парады. Каждый май здесь проводились "Высочайшие смотры войск Гвардейского корпуса", это мероприятие являлось официальным закрытием светского зимнего сезона. На Марсовом поле военными парадами отмечались важные события в истории России. Так 23 сентября 1829 года здесь состоялся молебен по случаю заключения мира с Турцией. Парад 1831 года оказался запечатлён на картине художника Г. Г. Чернецова "Парад по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 г". 21 апреля 1856 года на Марсовом поле проходил смотр-прощание дружин народного ополчения, участвовавших в Крымской войне. О майском смотре войск 1846 года вспоминала жена английского посла леди Блумфилд:

"Я видела чудное зрелище: император Николай делал смотр 40 тысячам войска на Марсовом поле. День был прекрасный и ясный, и у меня было отличное место у окна, во дворце принца Ольденбургского. В час дня все войска выстроились и государь со свитой, в состав которой вошли все военные дипломатического корпуса, и мой муж в том числе, подъехал верхом к строю; войска закричали "Ура!" и звук такого множества голосов потрясал воздух. Государь тогда подъехал к Летнему саду и все войска дефилировали перед ним: сперва лёгкая артиллерия, затем пехота, за нею кавалерия, сопровождаемая тяжёлой артиллерией..." [Цит. по: 4, с. 194]

С 1869 года века на Марсовом поле снова стали организовывать народные гулянья. На масленицу, пасху, день тезоименитства императора и день святого князя Александра Невского (30 августа) здесь устраивали балаганы, карусели, катальные горы. Газета "Всемирная иллюстрация" писала по этому поводу в 1869 году:

"Народные праздники в том виде, как они теперь устраиваются на Царицыном лугу, завелись у нас недавно. Почин в этом благородном деле принадлежит обер-полицмейстеру, генерал-адьютанту Ф. Ф. Трепову. Строятся палатки, карусели, качели, водружаются шесты, воздвигается народный театр или, вернее, сцена для него. Зрители помещаются, стоя на открытом воздухе. От пивных заводов посылаются бочки-сороковки. Колбасник-немец устраивается неподалёку и предлагает по лавочным ценам горячие сосиски. Любители театра задолго теснятся у сцены и ждут представления ''Филатки и Мирошки''. Фарс разыгрывается бойко..."

Художник М. В. Добужинский вспоминал:

"Приближаясь к Марсову полю, где стояли балаганы, уже с Цепного моста и даже раньше, с Пантелеймоновской, я слышал, как в звонком морозном воздухе стоял над площадью весенний человеческий гул и целое море звуков - и гудки, и писк свистулек, и заунывная тянучка шарманки, и гармонь, и удар каких-то бубен, и отдельные выкрики, - всё это так тянуло к себе, и я изо всех сил торопил мою няню попасть туда поскорей. Балаганы уже виднелись за голыми деревьями Летнего сада - эти высокие жёлтые дощатые бараки тянулись в два ряда вдоль всего Марсова поля, и на всех развивались трёхцветные флаги, а за балаганами высились вертящиеся круглые качели и стояли ледяные горы, тоже с флажками наверху" [Цит. по: 4, с. 186, 187].

Перед отъездом царской семьи в летние резиденции на Марсовом поле устраивался смотр полков. По краю поля устанавливали трибуны со скамейками. Для царской семьи ставили специальные кресла. Рядом с ними всегда стояли пажи в парадных мундирах [1, с. 59].

После 1872 года Марсово поле стало единственным местом проведения народных гуляний. До того этим целям служила ещё и Адмиралтейская площадь. Но с разбивкой на ней Александровского сада места для балаганов там не стало. Ежегодно на Марсовом поле проводились народные гуляния в Масленицу, на Пасху и день тезоименитства (именин) царя. Во второй половине XIX века это был Александров день (30 августа). Кроме обычных развлечений здесь предлагалось участвовать в спортивных состязаниях: забраться на намасленный столб, пройтись по крутящемуся бревну, попасть длинной палкой в цель. Победители награждались достаточно ценными призами, которые вручал градоначальник. Например, в 1892 году 12-летний подросток получил за пробежку по крутящемуся бревну великолепный фарфоровый сервиз.

В мае 1883 года на Марсовом поле готовились к празднованию коронации Александра III. Газета "Новое время" описала приготовления:

"Уже сегодня Марсово поле, на котором окончены почти все приготовления к... народному гулянию, приняло торжественный вид и привлекает толпы публики. Вокруг всей площади размещены гербы губерний, онесённые национальными флагами; по правой стороне (от Троицкого моста) устроены стативы для постановки исторических картин, с украшениями на верху в русском стиле. Посредине плаца возвышается изящная палатка из белого полотна, оторченного кумачом; вышка посредине украшена позолоченными штангами. Кругом вся палатка будет декорирована национальными флагами и цветными растениями и зеленью. По краям площади размещены бочки и палатки для продажи пива и других напитков. ...Помимо качелей и других развлечений на площади устроено несколько бегов на велосипедах по круговым рельсам" [Цит. по: 2, с. 33].
Катальные горы на Царицыном лугу
Катальные горы на Царицыном лугу

Майский военный парад при Александре III не проводился. Эту традицию возобновил Николай II. Об одном из таких парадов вспоминал граф А. А. Игнатьев:

"Мне довелось его видеть, будучи ещё камер-пажом императрицы, из царской ложи на Марсовом поле, расположенной близ Летнего сада. Позади этой ложи, вдоль канавки, строились открытые трибуны во всю длину поля для зрителей, доступные из-за высокой цены на места только людям с хорошим достатком, главным образом дамам, желающим пощеголять весенними туалетами последней парижской моды" [Цит. по: 4, с. 194].

С 1897 года местами народных гуляний стали Преображенский и Семёновский плацы. В 1907 году гуляния на Марсовом поле стали запрещены. Тогда же здесь установили лёгкую поворотную башню с телескопом для наблюдения за небесными телами. Время от времени на Марсовом поле проводились смотры пожарных частей, разводы и учения Павловского полка. Попытка в это время построить на Марсовом поле велосипедный трек не увенчалась успехом из-за отсутствия средств.

Марсово поле периодически использовалось для проведения спортивных мероприятий. Зимой 1903 года здесь провели первенство мира по конькобежному спорту, а в 1913 году - первый междугородний хоккейный матч. Санкт-Петербургская команда "Спорт" тогда проиграла английскому клубу со счётом 2:6. В этом же году здесь по проекту Е. Ф. Шретера было построено железобетонное здание "Скетинг-ринга". Историк Георгий Зуев в книге "Течёт река Мойка" утверждает, что Скетинг-ринг был построен в 1910 году [4, с. 197]. Вход сюда был дорогим (днём 55 копеек, вечером - 1 рубль 10 копеек), к тому же сооружение нарушало сложившийся архитектурный ансамбль, заслоняло собой Павловские казармы. Вскоре здание разобрали.

Зимой 1910-1911 годов петербуржцы катались по Марсовому полю на оленях. У богатого ижемца (группа народа коми) Вячеслава Попова из-за болезни пали почти все олени. На оставшихся он приехал в столицу и установил на Марсовом поле свой чум. Попову удалось договориться с городскими властями о катании здесь публики по пять копеек за круг. В результате предприимчивый оленевод не только заработал приличную сумму, но и удостоился встречи с Николаем II.

В начале XX века предпринимались попытки застроить Марсово поле. В 1906 году в связи с созданием Государственной думы здесь предлагалось построить здание для её работы (проект архитектора М. С. Лялевича). Кроме того на Марсовом поле предлагали построить Оперный дом (по проекту В. А. Шретера), а в 1909 году - сада или парка с памятником императору Александру II (по проекту И. С. Китнера). При этом планировалось засыпать верхним, непригодным для растительности грунтом, Лебяжью канавку.

В 1909 году на Марсовом поле открылась панорама "Оборона Севастополя", созданная профессором Академии художеств Францем Алексеевичем Рубо. Павильон для неё спроектировал архитектор В. И. Шене [6].

Ко дню солнечного затмения 4 апреля 1912 года здесь был установлен телескоп, в который за плату петербуржцы могли наблюдать прохождение Луны по солнечному диску. В 1913 году возникло предложение вернуть на Марсово поле Румянцевский обелиск. Обсуждалось также создание на площади торгового комплекса с гостиницей, рестораном и почтой. Все эти предложения не были приняты. Но временные сооружения на Марсовом поле появлялись в значительном количестве. В разное время здесь размещались обсерватория "Урания", летний кинотеатр, "Американские горы".

К 1914 году состояние Марсова поля вызывало нарекание у большинства горожан. 7 мая газета "Вечернее время" опубликовала несколько фотографий и сделала вывод, что "мостовая вдоль Павловских казарм представляет собою положительно баррикады". На следующий день вышла статья под названием "Несколько слов о Марсовом поле". Вот выдержки из неё:

"Несмотря на то, что это поле находится в самом центре города, о содержании его в должном порядке решительно никто не заботится. Его никогда не чистят, не метут, не поливают, и все нечистоты, которые остаются здесь после ежедневных упражнений конных и пеших войск, разлагаются, высыхают и превращаются в пыль. Пыль эта, при первом же ветерке, поднимается столбом и застилает не только дорогу вдоль Лебяжьего канала, но и весь Летний сад до Фонтанки... Ежедневно по утрам приезжают на Марсово поле различные воинские части (артиллерия, кавалерия), которые поднимают своими упражнениями такую пыль, что проезжающая в трамваях публика спешит закрыть в вагонах окна и двери, а гуляющие в Летнем саду спешат уйти домой" [Цит. по: 2, с. 36].

В годы Первой мировой войны на Марсовом поле хранились запасы дров. После революционных событий февраля 1917 Петроградский совет рабочих обсуждал вопрос о месте захоронения погибших во время беспорядков. Для этого предлагались Казанская и Дворцовая площадь, Таврический и Летний сад, Марсово поле. После решения в пользу Дворцовой площади группа деятелей искусства убедила Петросовет в том, что похороны следует провести всё-таки на Марсовом поле. Большую роль в этом сыграл М. Горький. Важным аргументом в пользу утверждённого места захоронения стал план постройки на Марсовом поле здания Учредительного собрания, перед окнами которого должен был возникнуть памятник жертвам революции.

Похороны были назначены на 23 марта (5 апреля по новому стилю). Запас дров был перенесён на Дворцовую площадь. За устройством могилы наблюдали архитекторы Е. Ф. Шретер, Л. В. Руднев, С. В. Домбровский и А. Л. Шиловский. С четырёх сторон в центре поля были вырыты канавы.

Узнав, что погребение будет проходить без обряда отпевания, многие родственники погибших поспешили похоронить их самостоятельно, на других кладбищах. Таким образом, здесь было захоронено только 184 человека (86 солдат, 9 матросов, 2 офицера, 32 рабочих, 6 женщин, 23 человек без указания социального положения и 26 неизвестных тел), тогда как по официальным данным в Санкт-Петербурге погибло 1382 человека. Похороны были похоже скорее на праздник, всенародное торжество. Исполком Петросовета объявил 5 апреля выходным днём. Одна из газет так описывала церемонию:

"Улицы города заполонили колонны демонстрантов с красными знамёнами и транспарантами. Сопровождающие колонну духовые оркестры играют траурные марши. Везде красный цвет - красные платки на головах женщин, пурпурные повязки на рукавах, банты в петлицах, красные ленты через плечо у распорядителей колонн, огромное количество ярко красных знамён.
Организованные похоронные процессии двигались к Марсову полю районными колоннами, каждая по своему маршруту от места, где находились тела убитых. Так, колонна Выборгского района выходила от часовни Военно-медицинской академии, Невского - от Николаевского военного госпиталя на Суворовском проспекте, а Петроградского - от часовни Петропавловской больницы. Время начала движения от сборных пунктов колонн было разнесено от 8 часов до 13 часов 30 минут.
Могилы в промерзшей земле вырыли сапёры-подрывники накануне ночью при свете костров и факелов. Их окружили невысокой оградой, увитой траурными лентами и красными флагами.
Каждому гробу, опускаемому в могилу, салютовала Петропавловская крепость выстрелом из артиллерийского орудия.
Шествие к Марсову полю продолжалось до позднего вечера. Мимо могил погибших прошло более 800 тысяч человек..." [Цит. по: 4, с. 202, 203].
Марсово поле
Марсово поле

Сразу же после похорон был объявлен конкурс на проект "Убранства братской могилы на Марсовом поле". Его выиграл молодой архитектор Лев Руднев. По его проекту был создан памятник "Борцам Революции", который установили над могилами 7 ноября 1919 года. Для создания мемориала использовались гранитные блоки склада-пристани Сального буяна (остров в устье реки Пряжки), разобранного в 1913 году [4, с. 204]. На восьми угловых плитах были высечены эпитафии, сочинённые наркомом просвещения А. В. Луначарским.

23 июня 1918 года на Марсовом поле было произведено первое индивидуальное захоронение. Петроград провожал в последний путь члена президиума ВЦИК В. Володарского, застреленного за три дня до того в районе Обуховского завода. В том же году здесь были захоронены убитый эсерами председатель Петроградского ЧК М. С. Урицкий, расстрелянный белогвардейцами в Ярославле председатель губисполкома С. М. Нахимсон.

Первый год советской власти Марсово поле совмещало в себе функции пантеона и военного полигона. 18 сентября 1918 года здесь прошёл смотр первого выпуска "красных офицеров". Затем на Марсовом поле похоронили погибших во время октябрьских событий. К первой годовщине Октябрьской революции в октябре 1918 года Марсово поле переименовали в площадь Жертв Революции. В некоторых адресных книгах можно встретить даже такое название как "Площадь Могил Жертв Революции".

В 1919 году на Марсовом поле похоронили погибшего в бою героя Гражданской войны А. С. Ракова, в 1920 году - члена ВЦИК С. П. Воскова.

После установки памятника на Марсовом поле начали обустраивать партерный сад. Его проект разрабатывал И. А. Фомин, садовыми работами руководили Р. Ф. Катцер, О. Х. Прайс и К. К. Бикше. 1 мая 1920 года состоялся общегородской коммунистический субботник. В этот день 16 тысяч петроградцев посадили на Марсовом поле свыше 60 000 кустов и деревьев, проложили дорожки и аллеи, убрали мусор. 19 июля облагороженное Марсово поле посетили члены делегации II конгресса Коминтерна во главе с В. И. Лениным. Работы по созданию партерного сада на Марсовом поле были завершены в 1921 году, после чего 25 октября памятник и парк были переданы Отделом управления Петросовета в ведение Садово-паркового управления.

В 1922 году по инициативе Коминтерна и ВЦИК появилась идея установки на Марсовом поле памятника Октябрьской революции. В жюри международного архитектурного конкурса для создания монумента были приглашены А. Н. Бенуа, И. В. Желтовский, Л. А. Ильин, А. В. Щуко, П. Беренс, Э. Сааринен и другие зодчие. В программе конкурса отмечалось: "Памятник должен выражать идею стихийного низвержения буржуазного строя волей трудящихся и победоносного шествия мирового коммунихма, неудержимого в своих стремлениях к установлению всеобщего равенства на началах раскрепощения труда" [Цит. по: 2, с. 42]. Проект был не реализован, скорее всего, из-за отсутствия средств.

Последние похороненным на Марсовом поле 8 октября 1933 года стал секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) И. И. Газа.

4 августа 1940 года было упразднено название Царицынской улицы. Дома на ней стали иметь адрес по Марсову полю.

Летом 1942 года Марсово поле было полностью покрыто огородами. Здесь же стояла артиллерийская батарея, которой командовал В. И. Бунько, живший в доме Адамини. Для укрытия от снарядов на площади вырыли траншеи. 13 января 1944 года площади вернули прежнее название - Марсово поле. Некоторое время после этого бывшая Царицынская улица называлась улицей Марсова поля, но затем это название исчезло.

В 1947 и 1955 годах проводилась реконструкция площади. 6 ноября 1957 года в центре памятника "Борцам Революции" был зажжён первый в СССР вечный огонь. Его воспламенили факелом, зажжённым в мартеновской печи Кировского завода. Именно от этого огня 9 мая 1960 года был зажжён вечный огонь на Пискарёвском кладбище, а 8 мая 1967 года - вечный огонь у стен Московского Кремля. Проект гранитного каре вокруг пламени создал архитектор С. Г. Майофис.

В 1975 году вдоль Марсова поля от 2-го Садового до Троицкого моста был проложен трамвайный путь.

Очередная реконструкция площади проходила в 1998-2001 годах. Здесь было посажено свыше 3 800 новых кустов и деревьев, отремонтированы дорожки и газоны. 14 ноября 2003 года после реставрации вновь был открыт памятник "Борцам Революции", вечный огонь снова был зажжён от мартеновской печи Кировского завода.

В связи с попытками решить в Петербурге транспортную проблему, с 2006 года под Марсовым полем предлагается построить автомобильный паркинг. Однако из-за наличия здесь захоронений такой проект не находит понимания среди жителей города.

Ближайшие станции метро:Горьковская, Гостиный Двор, Невский Проспект

Источники:
ИсточникСтраницыДата обращения
1) (Стр. 59) 31.05.2012 г. 11:29
2) (Стр. 30-43) 12.06.2012 г. 19:48
3) (Стр. 379) 12.06.2012 г. 19:49
4) (Стр. 181-208) 22.09.2012 г. 14:16
5) 03.11.2013 г. 20:52
6) 13.01.2014 г. 16:53

Всего комментариев: 15
Показать/Скрыть комментарии