Здание Главного штаба

Что было до здания Главного штаба

Застройка Луговой Миллионной улицы,<br />от экзерциргауса до дома Лерхе, 1810 г.
Застройка Луговой Миллионной улицы,
от экзерциргауса до дома Лерхе, 1810 г.

Восточное крыло здания Главного штаба и министерств занимает территорию, на которой с начала XVIII века сформировался ряд частных домовладений. Первое время их главный фасад выходил на Мойку, тогда как на Адмиралтейский луг (будущую Дворцовую площадь) смотрели их задние дворы. К моменту постройки Зимнего дворца на него выходили уже лицевые корпуса особняков и доходных домов.

Застройка восточной части Дворцовой площади конца XVIII века начиналась торцом здания экзерциргауза. Рядом с ним стоял дом скульптора Иоганна-Готлиба Шварца - главного изготовителя мраморных архитектурных элементов отделки парадных залов Зимнего дворца: Невской анфилады, Большого Тронного зала [4, с. 196]. По соседству с участком Шварца располагался дом баронессы Александры Борисовны Строгановой, урождённой княгини Голицыной, вдовы тайного советника барона Григория Николаевича Строганова.

За домом Строгановой находился дом Екатерины Буландт, супруги чешского музыканта и композитора Антона Буландта. Здесь продавались музыкальные инструменты, устраивались популярные в Петербурге концерты. Часть помещений супруги сдавали внаём. В 1802 году у них останавливался итальянский профессор Черни, планировавший полёт над городом на аэростате. Соседом с Буландтами с 1797 году был купец Шарапов, позднее ставший надворным советником. Далее располагался участок купчихи Розы Каролины Молво, владелицы нескольких крупных продуктовых магазинов. От неё дом перешёл во владение супруги графа Сен-При.

Наиболее представительным зданием восточной части Дворцовой площади был дом князя Александра Борисовича Куракина, пожалованный ему при восшествии на престол Павла I. Фасад именно этого дома был прорезан по центру въездными воротами высотой в два этажа. За домом Куракина располагался дом купчихи Резвой, у которой в начале 1800-х годов его купил коллежский асессор Иван Маркелов. От него в 1821 году он перешёл в его жене. Далее находилось здание старого Пажеского корпуса, съехавшего отсюда в конце 1796 года. В конце 1790-х годов освободившееся здание было продано статскому советнику Грифсу. В 1821 году его вдова Ребекка Карловна Грифс содержала здесь "Трактир города Парижа". Последним в этом ряде зданий был дом доктора Кристофа Казимира (Христофора Яковлевича) Лерхе.

Участок Лерхе с юга ограничивал Водяный переулок, соединявший Дворцовую площадь с набережной реки Мойки. За этим переулком располагался дом золотошвея Моллера - последний из выходящих на Дворцовую площадь. Дальнейшая застройка выходила уже только на Луговую Миллионную улицу: дом купца Петелина, дом статского советника Фурсова, дом наследников переплётчика немецких книг Иоганна Генриха Миллера, дом фабрикантши вдовы Шеккельберовой, дом "пуговишного цеха мастера" Якима Штута. Все эти участки были впоследствии поглощены зданием Главного штаба [6, с. 201-205].

Участок, на котором находится западное крыло здания Главного штаба, был выделен под застройку в 1764 году согласно составленному архитектором А. В. Квасовым генерального плана города. Именно этот зодчий задал дугообразное направление застройки. В 1766 году на пересечении с Невским проспектом был возведён дом Вольного экономического общества. На месте дома №1 по Большой Морской улице в том же году появился дом купца Трифона Познякова. В доме Познякова жил переплётчик Торно, продававший здесь книги. В 1773 году купец продал участок Александру Дмитриевичу Ланскому.

Окончательно западная часть дуги сформировалась в 1780-х годах, когда архитектором Юрием Матвеевичем Фельтеном здесь было построено три похожих друг на друга здания.

Южная часть Дворцовой площади,<br />между 1796 и 1803 гг.
Южная часть Дворцовой площади,
между 1796 и 1803 гг.

С домом Вольного экономического общества соседствовало владение графа Якова Александровича Брюса, внука сподвижника Петра I обер-коменданта Петербурга Романа Вилимовича Брюса. Граф до 1786 года был московским губернатором, после чего прибыл в Петербург. Тогда то ему и понадобилось столичное жильё, которое было построено рядом с царской резиденцией. Здесь он прожил вплоть до своей смерти в 1791 году.

Средний дом принадлежал фавориту Екатерины II Александру Дмитриевичу Ланскому, равно как и угловое здание, главный фасад которого выходил на Малую Миллионную улицу. Ланской умер в 1784 году в 26-летнем возрасте, после чего Екатерина II купила его владение в казну, а затем подарила жене действительного тайного советника Елизавете Дмитриевне Кушелевой, родной сестре Ланского. Соседний с угловым домом участок достался в приданное дочери Кушелевой Авдотье Ивановне, вышедшей замуж за статс-секретаря Александра I сенатора Александра Николаевича Молчанова. Их семья владела домом на Дворцовой площади до 1811 года, когда он был приобретён в казну для размещения в нём Главного штаба.

На заднем дворе дома Ланского размещался Новый (Кушелевский) театр, называемый также Немецким. В нём устраивал маскарады Луи Фильети, который в 1801 году получил на это исключительную привилегию от императора. Ф. В. Булгарин отмечал, что "на маскарадах в этом доме уютнее, чем в доме Энгельгардта на Невском проспекте" [3, с. 39]. Один из современников так описал театр:

"Манеж находится в заднем корпусе великолепного бывшего дворца Ланского, который Екатерина II приказала возвести с императорским великолепием прямо напротив Зимнего дворца, и который ещё не был закончен, когда предназначенный владелец умер, вследствие чего это красивое колоссальное здание перешло к его семье. При усердии тех, которые руководили строительством, уже летом 1796 года стоял театр, который смело мог равняться со многими, даже большинством театров в средних немецких городах. Он состоял из партера, одного яруса лож и галереи и мог удобно вместить около тысячи зрителей. Зал украшала искусная кисть господина Дранше, российско-императорского театрального живописца, полностью в собственном вкусе. Целое представляло сад со шпалерой, где просвечивала листва и вверху вершины деревьев образовывали над ним свод, который придавал целому нечто романтическое. Знаменитый Гонзаго преподнёс сцене несколько превосходных декораций, остальные изготовил Дранше, многие члены, которые были художниками, также позаботились об украшении как театра, так и зала собраний. Многие русские вельможи заинтересовались этим и снабдили гардероб богатыми и дорогими одеждами; короче, новая сцена была торжественно открыта 24 сентября 1796 года" [Цит по: 5, с. 444].

Сохранилось описание дома, где жил Ланской, а затем Молчановы:

"Фасад его был украшен балконом с мраморными перилами и бронзовым орнаментом. Ворота были украшены четырьмя колоннами красного мрамора на гранитных постаментах, а окна, выходящие под ворота - серым мрамором с украшениями из золочёной бронзы. Внутреннее убранство также было использовано на дворцовый лад из дорогих материалов" [Цит. по 1, с. 92].

Кушелевский театр сгорел в 1804 году, после чего долгое время бездействовал. Только через четыре года Молчанов, не ремонтируя театр, сдал его в наём дирекции Императорских театров сроком на восемь лет. Как до так и после пожара здесь выступала немецкая труппа, представления которой пользовались успехом у обширной петербургской немецкой общины. Даже после того, как в доме Молчанова разместился Главный штаб, театр продолжал действовать, так как приносил хорошую прибыль. Главный штаб сдавал его всё той же дирекции до 1816 года.

Дом Брюса был продан его дочерью в 1807 году надворному советнику Кусовникову. При нём здесь работала гостиница "Европа" ("Hotel de l'Europe"), которую содержал француз Тардиф [6, с. 214]. Этот отель славился роскошью и богатством интерьеров. Им пользовались многие дипломаты и богатые иностранцы, в нём постоянно жили баварский и шведский посланники. Незадолго до войны с Наполеоном в отеле "Европа" жил французский посол герцог Арман Огюст Луи де Коленкур. В 1812 году несколько месяцев здесь снимала номер французская писательница Анна Луиза Жермена де Сталь. Когда Наполеон подступал к Москве, де Сталь покинула Санкт-Петербург. В день отъезда (26 августа 1812 года) её посетил посланник Северо-Американских Соединённых Штатов Джон Куинси Адамс.

Перед войной с Францией Александр I провёл реорганизацию системы управления армией. Размещавшиеся по разным адресам учреждения Генерального штаба были объединены под одной крышей. 28 марта 1811 года высочайшим рескриптом Александра I дом Молчанова был выкуплен в казну и передан Генеральному штабу:

"Находя нужным назначить для Генерального штаба таковое помещение, в котором бы все рассеянные части его соединились, Я повелеваю отдать в непосредственное его ведомство дом, у статс-секретаря Молчанова купленный.
По обширности сего здания удобно будет поместить в оном не токмо все канцелярии Генерального штаба, но и чиновников его по важнейшим поручениям, здесь находящихся; расположить в большом виде чертёжную и училище колонновожатых и составить инструментальную мастерскую.
Нижний этаж означенного дома до средних ворот со всеми теми помещениями, которые занимал статс-секретарь Молчанов и его канцелярия, отвести для комиссии для составления военных уставов с библиотекой и архивом ея, назнача в тех комнатах, кои от приличного расположения комиссии останутся свободными, помещение для Директора оной и нужнейших при нём чиновников.
Приняв немедленно дом сей в ведомство Военного Департамента, не оставите Вы составить особенный штат его содержания, расположа оный таким образом, чтобы издержки на содержание сие покрывались доходами, получаемыми за покои и другие принадлежности сего дома, внаём отдаваемые.
Ведомство Генерального Штаба обязано предоставлять Вам ежегодные отчёты о доходах всего дома, расходах, по оному сделанным и остаткам, от расходов быть могущих, кои и причислять к общим суммам Военного Департамента." [Цит. по 6, с. 215, 216].

Следует помнить, что Главный и Генеральный штабы - органы управления российской армией, которые в разное время существовали параллельно друг другу. Главный штаб был создан в конце 1815 года для заведения всеми областями военного управления (кроме хозяйственной). В него вошли Инспекторский департамент и Квартирмейстерская часть, с 1816 года - Военно-топографическое депо, подчинённое до того Генеральному штабу.

Так, кроме всего прочего, здесь была создана библиотека Главного штаба. Вход в неё находится на Дворцовой площади - второй подъезд справа от арки. На создание библиотеки значительную сумму пожертвовал Александр I. Инициатор её создания генерал-фельдмаршал князь Пётр Михайлович Волконский подарил библиотеке около 500 книг. После окончания Отечественной войны 1812 года библиотека приобрела 3 000 томов лучших зарубежных книг по воинскому искусству.

6 мая 1816 года по инициативе Александра I дом Кусовникова был выкуплен в казну за 600 000 рублей ассигнациями и передан Главному штабу. Рядом с бывшим домом Кусовникова, ближе к Невскому проспекту, располагался дом "депо карт", которое всегда был в ведении военного ведомства. Здесь работали военные картографы и топографы. В 1819 году этот дом был передан штабу Гвардейского корпуса.

Строительство здания Главного штаба

Если до войны с Францией императору нужно было держать под боком в первую очередь военное ведомство, то после победы над Наполеоном для сохранения завоёванных внешнеполитических позиций рядом с Зимним дворцом потребовалось иметь и министерство иностранных дел.

Для Главного штаба было решено приобрести остаток "фельтеновской дуги". На приобретение домов у потомков Брюса и Ланского казной было потрачено 1 032 500 рублей. Из них 275 000 ушло в марте 1819 года на покупку дома у Елизаветы Дмитриевны Ланской.

С участками вдоль Мойки ситуация оказалась сложнее. Здесь стояли хоть и не столь богатые особняки, но их было так много, что приобретение в казну всей необходимой территории оказалось весьма дорогой затеей. Огромные траты на столь масштабную стройку в центре Петербурга в начале XIX века могли состояться только при личной заинтересованности в этом министре финансов Дмитрия Александровича Гурьева. Современники отмечали, что он мог годами задерживать зарплату придворным архитекторам и художникам, но оказывался безгранично щедр в делах, суливших лично ему определённые барыши. В данном случае, вероятно, большую роль сыграло решение разместить в новом здании ещё и министерство финансов. Это само собой усилило мотивацию Гурьева выделить средства на строительстве в центре столицы нового здания для собственного министерства с роскошной служебной квартирой. За министерство иностранных дел он хлопотал, помня о том, что министром этого ведомства был его же зять Карл Нессельроде. В результате на покупку территории было потрачено 1 480 000 рублей. В казну отошли участки Храповицкого, Фогта, Сегена, Котомина и Лерхе. Ещё за 1 500 000 были куплены участки Маркелова, Шарапова и Сен-При.

Объединить все здания под одним фасадом предложил император Александр I. Разработка планов и чертежей была поручена архитектору Карлу Росси. 16 марта 1819 года был принят соответствующий указ, а 15 марта 1820 года был создан специальный комитет "По устроению против Зимнего дворца правильной площади и каменным, кирпичным, гончарным и известковым заводам". Временную строительную комиссию возглавил генерал-майор Сенявин. Перестройкой сохранённых на участке зданий управлял князь Волконский. В помощь Карлу Росси были назначены Ф. Руска, П. Жако и другие архитекторы и инженеры.

Великолепный анализ работы зодчего провёл краевед-архитектор М. Н. Микишатьев в книге "Прогулки по Центральному району. От Дворцовой до Фонтанки". Архитектор повторил линию фасадов существующих ранее зданий. Параболическая форма основной части главного корпуса устранила монотонность фасада без ризалитов, так как в этом случае одни и те же архитектурные детали видны под разными углами. Плоские же боковые фасады снабжены центральными ризалитами с прислонёнными к стене колоннадами. Несмотря на то, что крылья дома не равны по длине, они выглядят одинаковыми. Для устранения диспропорции Росси оформил фасады портиками: из 14 колонн на Главном штабе, из 12 - на корпусе министерств финансов и иностранных дел. Более пластично Росси оформил фасад со стороны Мойки, где набережная следует по гораздо более прямой линии. Как раз там выступами и углублениями в фасаде устранена монотонность 200-метровой стены.

Часть дома №1 по Большой Морской улице снесли, направление улицы изменили так, чтобы она выходила строго на центр Зимнего дворца. От домов Брюса и Ланского оставили лишь внешние стены и некоторые залы, украшенные по рисункам Кваренги. Заботу о труде итальянского архитектора проявил его ученик Карл Росси. До наших дней уцелела парадная мраморная лестница дома Ланского - сейчас это лестница библиотеки Главного штаба.

Торжественная закладка здания Главного штаба состоялась 12 июня 1820 года. На закладной доске значилось: "Учинена закладка строению на площади противу Зимнего дворца для приведения оной в правильность".

Георгиевская церковь, продольный разрез
Георгиевская церковь, продольный разрез

1 февраля 1822 года в надворном флигеле бывшего дома Кусовникова была освящена церковь во имя Святого Великомученика и Победоносца Георгия [1, с. 100]. 23 апреля, в день первого храмового праздника, её посетил Александр I. Императором храму были подарены Евангелие в серебряном окладе и паникадило из Зимнего дворца. С тех пор все служащие Главного Штаба каждое 23 апреля освобождались ото всех служебных занятий.

В том же 1822 году в здании Главного Штаба был сформирован и размещён Корпус военных топографов, при нём расположилось Топографическое училище. Здесь служил автор топографического плана Санкт-Петербурга Ф. Ф. Шуберт. В 1822-1825 годах в Квартирмейстерской части и Гвардейском Генеральном штабе служили многие будущие декабристы: Н. М. Муравьёв, П. П. Коновницын, А. О. Корнилович, П. И. Колошин, И. Г. Бурцов, Д. А. Искрицкий, В. Д. Вольховский, А. А. Оленин, С. М. Палицын, А. А. Скалон. 14 декабря 1825 года здесь провёл большую часть дня диктатор восстания С. П. Трубецкой, так и не появившийся на Сенатской площади. После поражения "декабристов" на первом этаже здания Главного Штаба, в квартире генерал-квартирмейстера Толя, содержались под арестом некоторые из привлечённых к делу "о событиях 14 декабря". Среди них был А. С. Грибоедов.

"Зданием Главного штаба" всё строение называют лишь ради краткости, или из-за незнания того, что восточный корпус Главному штабу никогда не принадлежал. Здесь размещались Министерство финансов (дома №43, 45 и 47 по набережной реки Мойки) и Министерство иностранных дел (№39 и 41 по набережной реки Мойки). Вообще, правительство предлагало разместить напротив Зимнего дворца основной государственный административный центр. Кроме вышеперечисленных ведомств здесь могли разместиться также Сенат и Синод.

Строительство западного корпуса было завершено к 1823 году, после чего начали строить восточный корпус. Его завершили в основном к 1825 году, причём первым делом сооружали новый выходящий на Дворцовую площадь фасад. Фасад всего здания Главного штаба стал на тот момент самым длинным в Европе - около 580 метров. Угол здания у Мойки ради целостности композиции был сделан острым. За такую форму его прозвали "утюг".

В начале работ на возведение здания средств не жалелось, цоколь выходящего на Дворцовую площадь корпуса министерства иностранных дел был сложен из дорогого гранита. А после воцарения требовавшего строжайшей экономии Николая I в 1825 году со стороны Певческого моста цоколь укладывался уже из более дешёвого пудостского камня. По распоряжению Николая I фасад здания Главного штаба был окрашен в жёлтый цвет.

Ради окончательного освобождения Дворцовой площади от старых построек в 1827 году за 780 000 рублей был куплен для сноса соседствующий с министерским корпусом дом. Суммарная стоимость выкупа участков восточнее Малой Миллионной улицы обошлась более чем в три раза дороже, чем выкуп домов Ланского и Кусовникова.

В марте 1827 года был высочайше утверждён перечень образов для украшения церкви святого Александра Невского в здании министерства иностранных дел. В конкурсе на выполнение этого заказа участвовали академики В. К. Шебуев и А. Е. Егоров (вскоре отказался от участия), художники А. И. Иванов и Антонио Виги. Кабинет Его Императорского Величества 16 апреля определил в качестве исполнителя последнего, при условии его согласия на оплату работы в размере 19 000 рублей. Живописец дал своё согласие. Ко дню освящения церкви он выполнил образа "Рождество Христово" и "Положение во гроб" (6 000 рублей), запрестольный образ "Воскресение Христово" (3 000 рублей), иконы в Царские врата (1 000 рублей). Для иконостаса Виги исполнил иконы с изображениями Спасителя, Божией Матери, Архангелов Михаила и Гавриила (4 000 рублей), Тайной вечери (1 500 рублей). В простенке при входе установили картины с изображениями святых Александра Невского, Владимира, Николая и апостола Андрея (4 000 рублей). Арки над карнизом заполнили Рождество Богородицы, Введение во храм, Успение (2 000 рублей). Все работы были сделаны на холсте масляными красками.

Кушелевский театр был закрыт, в театральном зале стал работать Общий архив Генерального штаба, с 1834 года ставший Государственным. Здесь Росси для уменьшения риска пожара использовал металлические перекрытия. Свод зала поддерживают восемь металлических дуг, опирающихся на двадцать две чугунные колонны. По стенам зала архитектор разместил чугунные галереи с подъёмными чугунными полками и железными шкафами. Зал Архива стал первым подобным в России. Его чугунные конструкции были созданы на Александровском чугунолитейном заводе.

Арка Главного штаба

Арка Главного штаба,<br />нереализованный проект
Арка Главного штаба,
нереализованный проект

После завершения строительства корпусов нового здания, приступили к оформлению триумфальной арки. Идея её установки между западным и восточным корпусами пришла Росси во время работы над вторым из них.

Разрыв между крыльями нового здания сначала он оформил двойной колоннадой, раскрывающей выход на Большую Морскую улицу. Такой вариант зодчий впоследствии переделал, вместо колоннады устроив широкую арку с проездом в центре и двумя проходами по бокам. Однако и этот вариант его не устроил, Росси расширил арку до ширины всего проезда, за ней поставил ещё одну. Таким образом архитектор пришёл к воплощённому им варианту, когда арки с поворотом укрывают от взора с площади поворот Большой Морской улицы. Арка была рассчитана как зрительный центр здания.

Арка Главного штаба возводилась последней вследствие того, что её своды поддерживают не только боковые устои, но и стены восточного и западного корпусов которые к моменту её сооружения успели осесть.

Скульптурное убранство арки задумывалось скромнее, нежели впоследствии было реализовано. Императором Александром I был утверждён проект, предусматривающий её строгий классический облик. Однако сменивший его Николай I посчитал нужным оформить арку как сооружение, прославляющее славу и отвагу русской армии. Тогда был разработан новый проект. При проектировании арки Росси планировал установить на ней две женские фигуры, поддерживающие российский герб. Этот замысел был одобрен Александром I, но не принят Николаем I. Тогда то и появилось решение установить здесь конную группу Победы.

Для её создания свои услуги предлагал итальянский скульптор Александр Трискорни. Из всего заказа модель летящей Славы он предлагал сделать бесплатно. Но работа была отдана русским скульпторам. Кони, колесница и левый (если смотреть со стороны площади) воин были вычеканены по моделям В. И. Демут-Малиновского, а фигура богини Нике в колеснице и правый воин - по модели С. С. Пименова. Это была их первая совместная работа. Договор со скульпторами был заключён 28 апреля 1827 года. На изготовление всех моделей, за исключением колесницы, им давалось всего два месяца.

Арка здания Главного штаба
Арка здания Главного штаба

Конструктивные расчёты арки были выполнены П. Жако. По первым расчётам конструкций металлического завершения триумфальной арки и колесницы с войнами их вес составил 80 тонн. Такую тяжесть архитектор посчитал чрезмерной. Тогда директором Александровского чугунолитейного завода англичанином М. Кларком было предложено оригинальное решение. Он предложил выполнить из чугуна только каркасы колесницы и воинов, которые надо было обложить медными листами. В результате вес скульптурной группы уменьшился в пять раз. Такой вариант и был принят. Впервые подобные фигуры были выполнены из листовой меди в технике выколотки. Несмотря на это, вес нагрузки на арку всё равно вызвал опасения у чиновников и других архитекторов.

По одной из легенд коллеги Росси по архитектурному цеху (в основном иностранцы), а затем и Николай I, усомнились в надёжности Триумфальной арки. Император тогда сказал зодчему: "А что, братец, вот иностранцы сомневаются: выдержит ли арка собственный вес". Росси ответил: "Ваше величество, я поднимусь на неё во время снятия кружал, и, если она упадёт, я упаду вместе с аркой". Чтобы подтвердить качество своей работы архитектор после разбора строительных лесов вместе со всеми рабочими поднялся на арку. Как оказалось, сооружение выдержало их тяжесть. Эта легенда записана биографом Росси Паниным со слов внучки архитектора.

24 апреля 1828 года Матвей Кларк рапортовал императору:

"Честь имею уведомить, что все украшения, поставленные на Арке здания на правильной противу Зимнего дворца площади, приготовлены управляемым мною С.-Петербургским Александровским литейным заводом по условию со стоительной комиссией за 230 000 рублей и особо фундамент под колесницу за 6 000 рублей. Из числа же сей суммы колесница с парящей Славою стоит 18 000 рублей, шесть лошадей 72 000 рублей, два воина 28 000 рублей, за металлические стропила, чугунные доски и железные укрепления под колесницу и воинам 6 000 рублей. Все же означенные фигуры изготовлены выбивкой толстой меди в нарочито вделанные чугунные формы" [Цит. по 1, с. 123, 124].
Скульптура на арке Главного штаба
Скульптура на арке Главного штаба

Торжественное открытие арки состоялось 28 октября 1828 года.

После церемонии открытия была доделана работа по скульптурному украшению арки. В ноябре 1828 года по распоряжению Росси с неё сняли две фигуры воинов для внесения в них изменений. Полностью все строительные и отделочные работы завершили в 1830 году. Всё строительство обошлось почти в 7 000 000 рублей. Из них на скульптурное оформление арки - 236 000 рублей.

Высота арки составляет 28 метров. Находящиеся на ней фигуры коней имеют высоту в три метра, а богиня Ника - 10 метров, при развороте по фронту почти в 16. Триумфальная арка здания Главного штаба состоит из трёх стоящих по углом друг другу отдельных арок. Таким их построением Росси скрыл новый плавный поворот Малой Миллионной улицы. Раньше она выходила к площади иначе. Арка стала главным, парадным входом на Дворцовую площадь. Она спроектирована так, что её центр находится на одной линии с центром парадного въезда во двор Зимнего дворца. Позже на этой невидимой линии появилась и Александровская колонна. Говорят, что арка поставлена точно по Пулковскому меридиану, и в полдень она не отбрасывает тень.

Иногда колесницу на арке Главного штаба называют квадригой, что не совсем верно. Квадрига - это колесница, запряжённая четырьми лошадями. Если лошадей шесть, то название на слух для русского человека получится неблагозвучным. Наверное поэтому, уже давно любую подобную колесницу на триумфальной арке, вне зависимости от количества лошадей в упряжке, называют квадригой.

Первоначально стены здания Главного штаба были выкрашены в светло-серый цвет.

Здания Главного штаба и Министерств

Здание Главного штаба со стороны Мойки, 1830-е годы
Здание Главного штаба со стороны Мойки, 1830-е годы

Министерство финансов заняло корпус здания со стороны Мойки, министерство иностранных дел - со стороны площади. Внутри восточного корпуса существует пять внутренних дворов. В двух из них хорошо заметны полукруглые выступы - помещения бывших министерских нужников.

Второй этаж восточного корпуса заняла служебная квартира министра иностранных дел. Анфилада её комнат тянулась от среднего подъезда в направлении к Певческому мосту. Их отделка осуществлялась по проектам Росси художниками его мастерских: Джованни Баттистой, Скотти, Антонио Виги, братьями Дадоновыми.

Первым здесь поселился вошедший в историю своей "самоотверженной готовностью стушеваться" министр иностранных дел Карл Васильевич Нессельроде. Такая его особенность была чрезвычайно удобна как Александру I, так и Николаю I, при которых он занимал министерский пост. Квартира Нессельроде состояла из столовых, спальни, кабинета, будуара, приёмной, зала для танцев. Вместе с Карлом Васильевичем сюда переехала вся его семья - супруга Мария Дмитриевна, их дети Дмитрий, Елена и Мария. В квартире Нессельроде устраивались светские встречи и приёмы, на которых бывали многие дипломаты, чиновники, литераторы и артисты. Но сюда был заказан путь для А. С. Пушкина, так как Мария Дмитриевна (в девичестве Гурьева) не могла простить ему эпиграмму на своего отца: "Встарь Голицын мудрость весил, Гурьев грабил весь народ". При этом авторство Пушкину лишь приписывали.

В 1838 году в одном из окон здания Главного штаба были установлены часы, по которым многие петербуржцы сверяли свои хронометры. В 1864 году эти часы были снабжены электрическим приспособлением для передачи сигнала точного времени в приёмную комнату Главного штаба.

Из корпусов бывшего "депо карт" штаб Гвардейского корпуса выехал в 1842 году, когда на Дворцовой площади для него было построено отдельное здание. После этого дом был перестроен архитектором военного министерства генералом Иваном Черником для нужд открывшегося здесь архива Военно-топографического депо. Именно тогда эта часть Главного штаба была перестроена в соответствии с планами Карла Росси. Здесь появились массивные обитые медью деревянные двери.

После отставки Карла Нессельроде его пост и служебную квартиру занял князь Александр Михайлович Горчаков.

Церковь во имя Святого Великомученика<br />и Победоносца Георгия
Церковь во имя Святого Великомученика
и Победоносца Георгия

В 1888 году многие помещения здания Главного Штаба были капитально отремонтированы. В мае 1889 года архитектором Модестом Ивановым была начала реконструкция Георгиевской церкви. Им были созданы беломраморные иконостас, святой престол и жертвенник. Над алтарём был устроен полукупол с пятью круглыми окнами. Парусный свод был расписан под звёздное небо. Расположение звёзд и их яркость стали соответствовать тому, как они располагались и светились во время крушения царского поезда у станции Борок 17 октября 1888 года. Из царской семьи тогда никто не пострадал, что и решили отметить в Георгиевской церкви таким образом. Звёзды были сделаны из гранёного хрусталя, всего их было 1200. Южную стену храма украсили картиной "Нагорная проповедь", где кроме Христа художник изобразил Александра III, его семью и приближённых. Георгиевскую церковь также украсили четыре мраморных доски, на которых были выбиты фамилии и имена офицеров "бывшей свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части Генерального штаба и Корпуса военных топографов, убитых и умерших от ран, полученных в сражении за время с 1807 года и кончая русско-турецкой войной 1877-1878 годов" [Цит. по: 6, с. 217]. Освящение обновлённого храма состоялось 10 февраля 1890 года.

Украшением лестницы библиотеки Главного штаба в 1891 году стали бюсты русских полководцев. На колоннах вдоль балюстрады разместили бюсты А. Д. Меншикова, Б. П. Шереметева, Г. А. Потёмкина. В нишах по сторонам от дверей - статуи А. В. Суворова и М. И. Кутузова. В большой средней нише - статую Петра I.

С 1892 по 1903 год на казённой министерской квартире жил министр финансов Сергей Юльевич Витте. Атмосферу здания хорошо передала его дочь в своих "Записках девочки", вышедших в Берлине в 1922 году. Судя по её воспоминаниям:

"Окна нашей квартиры выходили на серенькую непривлекательную Мойку. Сами министерские здания тогда были бурой окраски, а помещения его - чрезвычайно неуютны. Квартира состояла из залов, анфилады гостиных, зимнего сада и бильярдной. Но всё это было каким-то отталкивающе холодным.
На чердаке мама обнаружила множество старинной бронзы, которую реставрировали и украсили ею голые громадные комнаты. Уютно было лишь там, где находилась собственная обстановка родителей. Отец был неумолим, когда дело касалось казны; он не позволял тратить деньги на украшение министерских помещений и всегда урезал смету до крайности" [Цит по: 4, с. 402].

24 февраля 1900 в библиотеке Главного штаба произошёл пожар. Сгорел круглый зал и 12 000 книг. В 1905 году круглый зал был восстановлен, над ним возвели железо-стеклянный купол.

Революционные события 1917 года затронули и министерство финансов. В его стенах обсуждались вопросы о поставках продовольствия в Петроград, о введении твёрдых цен на хлеб. 25 февраля у всех правительственных зданий, в том числе у здания Главного штаба, были установлены военные караулы. Последним министром финансов, занимающим здесь помещения казённой квартиры, стал Пётр Львович Борок, бывший на этом посту с мая 1914 по март 1917 года. Он до конца оставался верен Николаю II, оставил министерское кресло только после отрешения монарха. Его примеру последовал и глава внешнеполитического ведомства Сергей Дмитриевич Сазонов. Прежние чиновники окончательно оставили министерские помещения в октябре, когда к власти пришли большевики.

В доме №43 по набережной Мойки, где до того работал корпус департамента государственного казначейства министерства финансов, разместился Народный комиссариат финансов. 14 декабря 1917 года его посетил Владимир Ильич Ленин [4, с. 407]. Здесь он провёл совещание по национализации банков. Утром следующего дня это было осуществоено, о чём напоминает памятная доска на фасаде здания.

16 января 1918 года приказом народного комиссара по военным делам Льва Троцкого Георгиевская церковь в здании Главного штаба была ликвидирована. Её иконостас был уничтожен, мраморные мемориальные доски разбиты. Церковь в министерстве иностранных дел закрыли за год до этого.

30 августа 1918 года в подъезде восточного корпуса здания Главного штаба был убит председатель Петроградской чрезвычайной комиссии Моисей Соломонович Урицкий. Убийцей стал эсер Леонид Канегиссер, который мстил за расстрел чекистами его товарища. Уже в октябре того же года Дворцовую площадь назвали площадью Урицкого.

В 1920-х годах помещения министерства иностранных дел занимали различные милицейские службы. При них существовал музей криминалистики, размещавшийся в самом углу восточного корпуса, у Певческого моста. В коллекцию этого музея входили самые разные тематические экспонаты, включая заспиртованную голову знаменитого тогда бандита Лёньки Пантелеева.

За годы войны здание Главного штаба пострадало от бомбардировок и сложных условий эксплуатации. Его восстановлением занимались в 1948-1950-х годах.

Здание Главного штаба, современный вид
Здание Главного штаба, современный вид

Бывший архив Генерального штаба передал своё помещение архиву Военно-Морского флота в 1956 году. В доме №43 по набережной Мойки в советское время работал филиал Ленинградского института по проектированию заводов приборостроения и средств автоматизации. Помещения дома №45 занимал НИИ типового и экспериментального проектирования. В доме №47 размещался "Оргэнергострой" - Ленинградский институт по проектированию энергетического строительства.

Очередная реставрация помещений корпуса министерства иностранных дел проходила в 1964-1969 годах. Тогда в 15 комнатах реставраторы закрепили и расчистили живопись, лепку, позолоту, искусственный мрамор, восполнили обнаруженные утраты. Старинные росписи на площади 400 кв. м. были восстановлены бригадой художников-реставраторов в составе А. Н. Ступина, Я. А. Казакова, М. В. Швабского и Б. А. Окорочкова.

В 1999 году, к 150-летию Сергея Юльевича Витте, поступило предложение увековечить память об этом видном государственном деятеле мемориальной доской. Но это сделано не было. В те же годы была восстановлена церковь в бывших помещениях министерства иностранных дел. Храм оборудовали новым иконостасом.

В 2000 году проводилась реставрация колесницы Славы на арке Главного штаба. При этом в газетах было указано на то, что толщина листовой меди, из которой выполнены фигуры, оказалась всего 1 миллиметр. Вместе с тем, в докладе Кларка была указана толстая медь, толщина которой должна была составить 3,17 миллиметра. Неужели исполнитель обманул заказчика, использовав более дешёвый материал? Честь Кларка была защищена подписанным им документом, где вес меди в колеснице честно указан - 4 тонны. А не 16, как было бы при использовании толстой меди. Вероятно, металл был заменен из-за того, что более тонкую медь оказалось проще и быстрее чеканить. Сроки в данном случае оказались важнее толщины, что Кларк ни от кого и не скрывал.

В ночь встречи нового 2001 года петардами был подожжён шатёр, который укрывал колесницу. Пожар повредил богиню Нике, которую пришлось восстанавливать заново.

В 2000-х годах началась передача восточного корпуса здания Главного штаба Государственному Эрмитажу. Перед началом масштабных работ по реконструции здания рабочим пришлось три месяца вывозить из помещений бытовой мусор. В нём находили даже лапти. Первая очередь работ была завершена в декабре 2010 года.

Четвёртый этаж корпуса министерства иностранных дел строителями был превращён в первую в России систему световых ловушек. Бывшие квартиры чиновников стали конусообразными вертикальными шахтами, через которые свет проникает в выставочные залы. Это нужно для того, чтобы на картины не падали губительные для них прямые солнечные лучи. На третьем этаже восстановлена квартира графа Нессельроде, отремонтировано 26 печей. Отдельного упоминания заслуживает встроенная в детище Карла Росси громадная парадная лестница, ведущая к 14-метровым дубовым дверям. Они открываются специальными моторами за полторы минуты.

Реконструкцию помещений выполняет группа компаний "Интарсия" по проекту "Студии 44". Благодаря этим работам Государственный Эрмитаж уже получил для своих нужд 32 000 кв. м. новых помещений. Строительные работы планируется завершить к 2014 году. Только после этого залы будут наполнены предметами искусства.

Адрес:

Дворцовая пл., 6-12

Большая Морская ул., 1,2

Мойки р. наб., 39-47

Годы постройки:1820-1828
Архитекторы:Росси К.
Ближайшие станции метро:Адмиралтейская

Источники:
ИсточникСтраницыДата обращения
1) (Стр. 87-128‚ 145-149) 06.02.2012 г. 01:21
2) (Стр. 494-504) 03.03.2012 г. 23:21
3) (Стр. 37-39) 22.06.2012 г. 14:37
4) (Стр. 391-412) 08.10.2012 г. 19:54
5) (Стр. 444) 16.11.2013 г. 19:59
6) (Стр. 191‚ 196‚ 197‚ 201-205‚ 210-222) 19.02.2014 г. 22:35
7) (Стр. 80-110) 14.05.2014 г. 12:56

Всего комментариев: 6
Показать/Скрыть комментарии