Путеводитель по Васильевскому острову. От стрелки до Андреевского бульвара

PDF-версия путеводителя
(30Мб)

Длина маршрута: 4,2 км.

Места для посещения: Кунсткамера, Меншиковский дворец.

Достопримечательности на маршруте:

При клике по карте откроется интерактивная google-карта в новой вкладке браузера:

Карта прогулки по Васильевскому острову
  1. Стрелка Васильевского острова
  2. Биржа
  3. Ростральные колонны
  4. Клиника Д. О. Отта
  5. Площадь Сахарова
  6. Библиотека РАН
  7. Елисеевские винные склады
  8. Здание Двенадцати коллегий
  9. Здание Академии наук
  10. Кунсткамера
  11. Ректорский флигель
  12. Дворец Петра II
  13. Устой Исаакиевского моста
  14. Благовещенский мост
  15. Меншиковский дворец
  16. Румянцевский сад
  17. Академический сад
  18. Здание Академии художеств
  19. Сфинксы
  20. Дом академиков
  21. 7-я линия ВО, 12
  22. Андреевский рынок
  23. Дом аптекаря Пеля и башня грифонов
  24. Андреевский собор
  25. Дом Троекурова
  26. 6-я линия ВО, 17
  27. Памятник Корчмину

Стрелка Васильевского острова

Васильевский остров, пожалуй, самый известный из петербургских островов. И это самый большой остров дельты Невы.

Упоминается он как «Васильев остров» ещё в писцовой книге 1500 года. В XV веке этими территориями поочерёдно владели три новгородских боярина, всех их звали Василиями. Вероятно, их имя и закрепилось за островом. Уже в петровское время этот топоним закрепился благодаря тому, что здесь, на мысу, находилась артиллерийская батарея Василия Корчмина. По легенде Пётр I писал ему послания с пометкой «Василию на остров».

Первым владельцем всего острова после основания Петербурга стал Александр Данилович Меншиков. Здесь, на стрелке, стояли его лесопильные мельницы.

В 1716 году стрелка Васильевского острова (1) была выбрана в качестве общественного и административного центра Петербурга. На берегу Большой Невы были построены дворец Прасковьи Фёдоровны (жены брата Петра I Ивана Алексеевича) и Кунсткамера. Стрелку от остальной части Васильевского острова отделило здание Двенадцати коллегий. Со стороны Малой Невы находился петербургский торговый порт и Биржевой Гостиный двор.

Но центром города Васильевский остров всё-таки не стал. В начале XVIII века ещё не умели строить постоянных мостов через такие широкие реки как Нева. Строили только наплавные переправы, которые не могли существовать во время весеннего ледохода и осеннего ледостава. То есть остров долгое время был отрезан от большой земли. Так что как только не стало Петра I, центр Петербурга естественным образом переместился на левый берег Невы.

К обустройству стрелки Васильевского острова вернулись только к концу XVIII века. Джакомо Кваренги построил здесь новое здание для Академии наук, Новобиржевой Гостиный двор, приступил к строительству Биржи. Но его Биржа превратилась в незавершённый долгострой. Оно не нравилась купцам, которые отказывались участвовать в финансировании стройки. Казна не имела достаточных средств из-за войны с Турцией.

Стрелка Васильевского острова до реконструкции
Стрелка Васильевского острова до реконструкции

С 1804 года над ансамблем стрелки Васильевского острова работал французский зодчий Жан Франсуа Тома де Томон. Вообще-то, по приезду в Россию в 1799 году его фамилия ограничивалась только первой частью – Тома. Ему было 40 лет, когда он был вынужден покинуть революционную Францию и эмигрировать на берега Невы. Оформляя документы на въезд, он присовокупил к своей фамилии дворянское «де Томон» и оказался так доволен результатом, что с тех пор всегда подписывался только так.

На Родине архитектор был известен лишь как график и акварелист. Ничего серьёзного он не построил. Поэтому в Петербурге ему дали лишь должность преподавателя в Академии художеств. Но благодаря протекции графа Александра Сергеевича Строганова, Тома де Томону удалось победить в конкурсе на лучший проект по переустройству стрелки Васильевского острова.

Вообще, Александр I известен своей благосклонностью к французским зодчим без опыта. Монферран был выбран им для возведения Исаакиевского собора. Тома де Томон был трудоустроен здесь. Впрочем, и бабка Александра I Екатерина II тоже как-то умудрилась выбрать мало кому известного Фальконе для создания «Медного всадника»…

Стрелка Васильевского острова после 1810 года
Стрелка Васильевского острова после 1810 года

Существует легенда, согласно которой Тома де Томон нашёл свою идею организации стрелки Васильевского острова за утренним кофе. Он увидел полукруглый поднос, на котором идеально ровно и симметрично стояли низкий кофейник и две высокие чашки. Именно так он и задумал стрелку – плоская Биржа, фланкированная двумя вертикалями Ростральных колонн, полукруглая площадь перед ней.

Получив право на реализацию своей идеи, Тома-де-Томону пришлось как-то разобраться с недостроенной Биржей Кваренги. Она была полностью разобрана, из-за чего француз получил в лице итальянца заклятого врага на всю жизнь. 2 000 000 кирпичей отсюда поступило на нужды новой Биржи, строительный мусор был использован для создания полукруглой насыпи, а гранитные колонны сам Кваренги использовал при строительстве манежа Конногвардейского полка.

Работы по преобразованию стрелки Васильевского острова продолжались с 1804 по 1810 год. Для придания мысу симметрии его подсыпали в русло реки на 123,5 метра. Получившееся полукруглое пространство логично стало называться Биржевой площадью. Оно оборудовано двумя спусками к Неве. На этих спусках есть две идеально круглые каменные сферы, которые каменотёс Самсон Суханов выполнил «на глаз», без использования измерительных инструментов.

Биржа

Архитектурным центром стрелки стало здание Биржи (2). Оно ведёт свою историю от первой деревянной Биржи на стрелке Васильевского острова, которая появилась здесь в 1730-х годах сразу после перевода сюда торгового порта. Это была самая первая Биржа в России.

Проект Биржи Джакомо Кваренги
Проект Биржи Джакомо Кваренги

С ростом товарооборота в Петербурге понадобилось новое большое здание Биржи. Тогда-то, в 1781 году за её строительство и взялся Джакомо Кваренги. Но финансирование проекта осуществлялось нерегулярно. К тому же, с архитектурной точки зрения он оказался неудачен, так считал даже сам Кваренги. Биржу он подчинил Дворцовой набережной и Зимнему дворцу, не создавая здесь на стрелке самостоятельного архитектурного ансамбля.

Новая Биржа была заложена 23 июня 1805 года в присутствии императора. Как я уже упомянул, её спроектировал француз Тома де Томон.

Внешний облик здания многим напоминает древнегреческий храм. Прямоугольный объём постройки поднят на высокий стилобат с двумя лестницами шириной в 40 метров каждая, окружён внушительной колоннадой из 44 колонн. Над главным входом помещена скульптурная группа «Нептун с двумя реками».

В целом здание было готово к 1810 году. Но затем долго велась его приёмка, дело затормозила война с Францией. Торжественное открытие Биржи, носившее статус общенационального праздника, состоялось 15 июля 1816 года. К сожалению, Тома де Томон не увидел этой церемонии, так как скончался за три года до неё.

Биржа
Биржа

Именно здесь совершались оптовые сделки между иностранными и отечественными купцами. О Бирже писали:

«Вход в оную со всех четырёх сторон, по коим расположены восемь комнат. В иных из сих комнат поставлены столы с чернильницами и бумагою, прибиты разные объявления и постановления; в других продаются мелочные товары, как-то: вещи, нужные для шкиперов, ножи, самовары, чайники, пробошники, прохладительные питья и проч. Ежедневно в три часа по полудни собирается в залу русское и иностранное купечество со всего Петербурга. Здесь человеку даром не скажешь слова. Когда говорит, то идёт торг, когда схватятся руками, то дело решено и - кораблю плыть в Новый Йорк или за мыс Доброй Надежды. Людей множество, но тихо; кругом жужжат, но не слышно громкого слова. Пробы товаров передаются от одного другому: их нюхают, пробуют на зуб, трут в руках, рассматривают на свет и - идут в другую комнату заключать условие».

После перевода торгового порта со стрелки Васильевского острова, Биржа потеряла свою изначальную функцию. Здание стало выставочным залом. В 1889 году здесь была проведена первая в России промышленная выставка.

В советское время в Бирже поначалу работали разные государственные организации, а перед самой Великой Отечественной войной сюда перевели Центральный военно-морской музей. Открыт здесь он был в феврале 1941 года.

Вот уже как лет десять здание Биржи пустует – Военно-Морской музей переехал в Крюковские казармы на Крюковом канале, где ему более удобно и просторно. Биржа передана в ведение Государственного Эрмитажа. Сейчас ведётся её реставрация, здесь планируется открыть Музей русской гвардии и геральдики.

Обязательно поднимитесь на стилобат Биржи, чтобы с его высоты посмотреть на панораму стрелки Васильевского острова. Отсюда лучше всего рассматривать две Ростральные колонны.

Ростральные колонны

Ростральные колонны
Ростральные колонны

Стрелку Васильевского острова закрепляют две вертикали - монументальные памятники военно-морского могущества Российской Империи высотой 32 метра (3). Традиция ставить триумфальные колонны возникла ещё в Древнем Риме. Тогда в честь морских побед ставили такие памятники, украшенные «рострами» - носами поверженных кораблей. Само же слово «рострум» в переводе с латинского означает «клюв птицы». По форме они действительно похожи. Такой обитый металлом элемент использовался для тарана противника.

Вот такие две триумфальные колонны и поставил Тома де Томон по бокам от Биржи. Первоначально он задумывал поставить на них фигуры атлантов, держащих шары, из которых должен был вырываться огонь. Но рецензент проекта Андриян Захаров упростил проект, заменив атлантов простыми треножниками.

Считается, что Ростральные колонны служили маяками Петербургского торгового порта. Но вообще-то, маяки ставят на берегу моря или океана, но не на берегу реки. Ставят их по одному, а не два рядом. Да и зачем они в самом центре Санкт-Петербурга, где света и ночью вполне хватает? Я считаю, что изначально, как и сейчас, колонны извергали огонь лишь по поводам, но не регулярно. Если в XIX веке в треножники наливали смолу, то в советское время туда подвели газ.

У подножия Ростральных колонн Тома де Томон расположил четыре фигуры. Их выполнил каменотёс Самсон Суханов. Уже в советское время гиды стали утверждать, что это символы великих русских рек – Волга и Днепр у северной колонны (слева, если стоять спиной к Бирже), Волхов и Нева у южной. Однако, у двух скульптур нет сосуда со льющейся из него водой – обязательного атрибута аллегории рек. Вопрос о символике фигур я считаю открытым.

Коллежская площадь

Коллежская площадь, XVIII век
Коллежская площадь, XVIII век

Обойдите Биржу по стилобату, прогуляйтесь между колоннами. Противоположный стрелке фасад Биржи смотрит на место, которое до начала XX века являлось старейшей петербургской площадью – Коллежской. Её название связано со зданием Двенадцати коллегий, которое мы могли бы видеть, если бы его не заслонило здание НИИ акушерства и гинекологии имени Д. О. Отто (4).

Здесь, на Коллежской площади, работал рынок, на котором петербуржцы могли в частном порядке приобрести какой-нибудь диковинный заграничный товар. Это могли быть заморские фрукты, или например такие звери как черепаха, обезьяна.

В сторону от Биржи, как вы видите, площадь обрамляют однотипные фасады портовых пакгаузов. Таким мудрёным словом именуют банальные склады, которые, конечно, были необходимы порту.

После передислокации порта их внутреннее устройство идеально подошло для организации временных и постоянных выставок. Слева от нас (если стоять спиной к Бирже), находится южный пакгауз, в котором работает Зоологический музей. Справа – музей почвоведения. А теперь посчитаем все музеи на стрелке Васильевского острова. К уже упомянутым двум добавим Кунсткамеру, музей Академии наук, музей-квартиру Менделеева, музей Института русской литературы, музей истории библиотеки РАН. Мы их насчитали уже семь. А был ведь тут ещё и Центральный военно-морской музей.

Несмотря на такое обилие музеев, бывшая Коллежская площадь на удивление тиха, спокойна и малолюдна. Здесь будто продолжается коронавирусный карантин. Дело в том, что лишь Кунсткамера и Зоологический музей привлекают большой поток посетителей. И то, вход в них расположен не со стороны упразднённой площади.

Здание клиники Отта построено в 1897-1904 годах по проекту архитектора Леонтия Николаевича Бенуа. Сюда, к Бирже обращены его дворовые фасады, поэтому руки зодчего здесь не видно. Всё строго подчинено функциональности.

Зачем же было строить пусть крайне нужное, важное и современное учреждение именно здесь, в самом центре города, на старейшей площади Петербурга? Мне до сих пор ответ на это не ясен. Не был он понятен и многим современникам этого градостроительного вандализма. Но решение было принято именно такое.

Справедливости ради, отметим важность этого учреждения для Петербурга, сохраняющуюся и сейчас. Интересно, что в начале XX века новаторским нововведением считался местный органный зал. Звуки музыки по специальным трубкам передавались в палаты, где лежали роженицы. Считалось, что это плодотворно влияет на их здоровье. Все помещения в этом здании не имеют острых углов. Они сглажены для того, чтобы в них было удобно убирать пыль. Большие окна, продуманная система вентиляции и отопления – здесь действительно всё было сделано по уму.

Спустимся наконец на площадь и обойдём клинику с правой стороны. Тишина местных улочек привлекает киностудии, которые не редко используют эти места для съёмок исторических фильмов. Но не только исторических. Помню, как в популярном сериале «Ментовские войны» главный герой, которого играет Александр Устюгов, ехал по городу и непринуждённо, находясь за рулём, беседовал с пассажиром. Все те минуты, пока он ехал на машине по своим делам, за окнами автомобиля была видна лишь Коллежская площадь. Актёр во время съёмок сцены колесил по одному и тому же кругу.

Пока мы идём к зданию Двенадцати коллегий, обратите внимание на двухэтажное здание Новобиржевого Гостиного двора. Кваренги его строил двухэтажным. Третий здесь появился уже в советское время, когда здание было переоборудовано под исторический и философский факультеты Ленинградского университета.

Площадь Сахарова

За Новобиржевым Гостиным двором открывается небольшое пространство, относительно недавно ставшее площадью Сахарова (5).

Памятник А. Д. Сахарову
Памятник А. Д. Сахарову

Посмотрите на находящийся здесь невысокий, но заметный памятник, но пока не подходите к нему близко. Как вы думаете, кто здесь изображён? Если только вы хорошо помните перестроечные времена, то только тогда памятник может вызвать ассоциацию с Андреем Дмитриевичем Сахаровым.

Кому-то этот человек помнится как правозащитник, диссидент, лауреат Нобелевской премии мира за 1975 год. Другим – как один из создателей первой советской водородной бомбы. Удивительно, как в судьбе одного человека сплелись изобретение такого страшного оружия и искренняя борьба за право каждого человека на жизнь.

Андрей Сахаров с детства обладал уникальной интуицией. Он мог решать сложнейшие уравнения, но не всегда был способен объяснить, как это у него получилось. Так недопустимо в математике, но в физике некоторые допущения приемлемы. Поэтому он и выбрал именно эту науку.

Однажды, ещё будучи студентом, он сдавал экзамен по теории относительности маститым советским академикам Тамму и Леонтовичу. Они поставили ему тройку. А уже глубокой ночью, Тамм позвонил Леонтовичу и сказал, что студент Сахаров на самом деле всё говорил верно, это им надо ставить «тройку» так как они его не поняли.

Андрей Дмитриевич Сахаров
Андрей Дмитриевич Сахаров

Силу интуиции Андрея Дмитриевича Сахарова прекрасно иллюстрирует его статья, написанная в 1974 году. Вот цитата из неё:

«В перспективе, быть может, поздней, чем через 50 лет, я предполагаю создание всемирной информационной системы (ВИС), которая сделает доступным для каждого в любую минуту содержание любой книги, когда-либо и где-либо опубликованной, содержание любой статьи, получение любой справки. ВИС должна включать индивидуальные миниатюрные запросные приёмники-передатчики, диспетчерские пункты, управляющие потоками информации, каналы связи, включающие тысячи искусственных спутников связи, кабельные и лазерные линии. Даже частичное осуществление ВИС окажет глубокое воздействие на жизнь каждого человека, на его досуг, на его интеллектуальное и художественное развитие. В отличие от телевизора, который является главным источником информации многих современников, ВИС будет предоставлять каждому максимальную свободу в выборе информации и требовать индивидуальной активности».

Прототип всемирной сети в 1970-х годах в США только начинал функционировать. Всемирный охват Интернет приобрёл лишь спустя двадцать лет. Но его потенциал и влияние на человека Андрей Сахаров уже тогда предсказал очень точно, ошибившись лишь в скорости распространения Интернета.

Безымянную площадь напротив Петербургского университета и библиотеки Российской Академии наук переименовали в площадь Сахарова в 1996 году. Тогда же объявили конкурс на создание памятника учёному. Конкурс ни к чему не привёл. Спустя три года по своей инициативе проект монумента создал скульптор Левон Лазарев. Средства для его реализации были собраны к 300-летию Санкт-Петербурга. Но согласовать с руководством города и Петербургским университетом памятник Сахарову не получалось. В результате инициативная группа в ночь с 3 на 4 мая 2003 года самостоятельно установила памятник, затем распространив слухи о том, что на его открытие приедут два бывших президента – Горбачёв и Ельцин. Согласование памятника Сахарову произошло «задним числом».

Памятник Сахарову спиной обращён к студенческой столовой, которую легко опознать по вывеске. Это одна из старейших столовых для студентов, открытая в 1902 году при Петербургском университете. Дом №6 по Биржевой линии строился для неё по специальному проекту.

Библиотека РАН
Библиотека РАН

Справа от нас стоит здание библиотеки Российской Академии наук (6). Основа её фондов – личные собрания Петра I и его сподвижников, рукописи и книги из Кремлёвской царской библиотеки и другие коллекции. Интересно, что библиотека эта фактически старше самой академии. Основана она по повелению Петра I в 1714 году, тогда как сама академия наук лишь спустя целое десятилетие.

До перевода в новое здание, построенное в 1913-1914 годах, библиотека находилась в здании Кунсткамеры. Поводом для постройки отдельного здания послужил пожар 1901 года, когда в огне и из-за сырости погибли около 1500 ценных книг. К 1914 году, когда началась Первая Мировая война, здание было построено, но ещё не завершилась его внешняя и внутренняя отделка. Фасад был сделан уже в советское время, поэтому он близок к конструктивизму, а не тому стилю, в котором он был задуман до революции.

Стоит сказать пару слов о переезде фондов библиотеки РАН. Старое и новое здания находятся в пешеходной доступности друг от друга. Поэтому книги переносили на носилках. А для того, чтобы не нарушить систему хранения, переносчикам было запрещено обгонять друг друга. Книги ставились на новые полки в том же порядке, в каком они стояли прежде.

К сожалению, новое здание библиотеки РАН не уберегло фонды от опустошительного пожара, который произошёл 14-15 февраля 1988 года. Огнём было уничтожено 400 000 книг, 500 000 безнадёжно пострадали, 6 000 000 залиты водой, 7 500 000 пострадали от сырости. Была уничтожена треть газетного фонда. На тот момент это были самые крупные потери от пожара среди всех библиотек в мире. Но в 2015 году петербургскую библиотеку обогнала московская (библиотека ИНИОН РАН), когда огнём было уничтожено почти 5 500 000 книг.

Площадь Сахарова с набережной Макарова соединяет Биржевая линия. Здесь под №12 стоит особняк Г. П. Елисеева с конюшнями, за ними №14 – доходный дом Елисеевых, а далее – знаменитые Елисеевские винные склады (№16) (7). Последний дом №18 также принадлежал этой известной петербургской купеческой семье.

Винный склад Елисеевых
Винный склад Елисеевых

Купец П. Е. Елисеев открыл здесь винные склады ещё в 1824 году. В конце 1860-х годов помещения были модернизированы, после чего они стали считаться одними из самых грандиозных если не в мире, то в России уж точно. Общая протяжённость складов составляла около километра.

Братья Елисеевы имели свой небольшой флот: два парусных корабля и один винтовой пароход. Они скупали на корню большую часть урожая в знаменитых французских и испанских винодельческих регионах – Бордо, Опорто, Хересе и на острове Мадейра. Перевозили виноград сюда, в Петербург, и здесь готовили вино по своей собственной технологии. Каждый сорт вина хранился в отдельном помещении, что способствовало лучшим условиям для созревания напитка. Вино созревало в огромных дубовых бочках ёмкостью 700 вёдер.

После розлива в бутылки вино отсюда с Васильевского острова направлялось в магазины Петербурга, Москвы, других российских городов, а затем и за границу. В 1873 году продукция Елисеевых удостоилась диплома Венской выставки, а на лондонской получила высшую награду – золотую медаль.

С площади Сахарова можно заметить ещё одно пусть неприметное на первый взгляд, но интересное с точки зрения истории сооружение. Небольшая постройки справа от библиотеки РАН – это остатки Старого Гостиного двора, который с 1730-х годов занимал весь квартал. После перевода отсюда торгового порта он утратил своё значение, так как находился буквально «в углу», а не на пути следования транспорта и пешеходов. Поэтому торговля здесь не была прибыльной. В начале XX века его начали по частям сносить, выделяя участки для других целей. Так и остался один лишь короткий корпус, напоминающий о когда-то бурной торговой жизни стрелки Васильевского острова.

Здание Двенадцати коллегий и каналы Васильевского острова

Здание Двенадцати коллегий
Здание Двенадцати коллегий

Теперь наше внимание переключается на другое, старинное и примечательное сооружение – здание Двенадцати коллегий (8). Как вы видите, оно состоит из одинаковых корпусов, пристроенных друг к другу боком.

Здание Двенадцати коллегий строилось с 1722 по 1742 год, то есть было задумано ещё при Петре I. Существует легенда о том, что уезжая за границу, Пётр I поручил надсмотр за строительством Александру Даниловичу Меншикову. В награду за труд он пообещал другу всю территорию, что останется за новым зданием вдоль Невы. Меншиков, недолго думая, повернул проект на 90 градусов, развернув коллегии к Неве боком, дабы себе отрезать кусок земли побольше. Когда же Пётр вернулся в Петербург и увидел таким образом заложенные фундаменты, то таскал Алексашку вдоль них за шиворот и бил его напротив каждого из 12 корпусов палкой.

Эта история прекрасно иллюстрирует нрав как Меншикова, так и Петра I. Но она не имеет никакого отношения к действительности. Дело в том, что архитектор проекта Доменико Трезини изначально задумывал ввести здание Двенадцати коллегий в ансамбль Коллежской площади, а не Университетской набережной. Потому так и расположил его.

Кстати, проект Трезини победил на организованном императором первом в России архитектурном конкурсе. Причём проведён он был спустя два года после закладки первого из двенадцати корпусов в 1724 году. Такое оказалось возможным из-за крайне медленного темпа работ, начала постройки корпусов не в одно и тоже, а разное время.

Каждый из корпусов был предназначен для одной из существовавших при Петре коллегий, которые им были сформированы по шведскому образцу в 1718 году из приказов. Кстати, когда они располагались в Москве, то тоже стояли в корпусах, поставленных вплотную в одну линию боком друг к другу. Оставшиеся два корпуса были отданы Сенату и Синоду.

Здание Двенадцати коллегий, 1750-е годы
Здание Двенадцати коллегий, 1750-е годы

Первый этаж изначально представлял собой открытую галерею, где был бы вход в торговые помещения. Каждый корпус имел свой отдельный вход и зал для заседания.

Центр города на стрелке Васильевского острова так и не сложился. При Екатерине II в 1763 году сенат переехал на левый берег Невы, туда же постепенно последовали и коллегии. В 1804 году был основан Педагогический университет, на базе которого в 1819 году открылся Петербургский университет. Ему было решено отдать здание Двенадцати коллегий, что оказалось реализовано в полной мере к 1830 году. Старое здание для новых целей, конечно, надо было реконструировать. В 1830-х годах была заложена галерея первого этажа, а с другой стороны появился знаменитый университетский коридор, длина которого составляет 400 метров.

Пройдёмся вдоль здания Двенадцати коллегий до Университетской набережной. Перед входом в главный корпус Петербургского университета в 2007 году был установлен памятник «Крылатый гений». Обратите внимание на худощавость фигуры изображённого здесь молодого человека. Наверное, именно так должен выглядеть обобщённый образ петербургского студента.

Здесь, напротив здания Двенадцати коллегий стоит рассказать про знаменитые каналы Васильевского острова и образовавшиеся из-за них здесь линии. Мы ведь уже видели Биржевую линию, находимся на Менделеевской. Далее в сторону залива Васильевской остров так же разлинеен улицами, каждая из сторон которых имеет своё название – свой номер линии.

Действительно, Пётр I мечтал создать на Васильевском острове аналог если уж не Венеции то Амстердама. Созданный архитектором Леблоном в 1716 году проект его застройки предусмотрел не только каналы, но и крепостные стены вокруг острова. Последние не имели никакого практического значения, потому к их возведению даже не приступили. А вот каналы копать начали.

Но Петербург не Амстердам, и уж тем более не Венеция. 300 лет назад зима была гораздо суровее, нежели чем сейчас. Нева замерзала уже в октябре, а освобождалась ото льда только в апреле. Поэтому каналы не могли служить для плавания по ним большую часть года. Кроме прочего, вырыты они были узкими и мелкими. Инспектировавший их создание Леблон докладывал Петру, что заложенные вдоль них фундаменты зданий надо ломать, каналы расширять, строить всё заново. Но средств на это не было. Каналы были вырыты далеко не все. Плавать по ним было если не невозможно, то крайне трудно. Они естественным образом использовались для сбрасывания в них нечистот, превращались в канавы для мусора. Поэтому к концу XVIII века все они была зарыты.

От площадки перед входом в Петербургский университет перейдите на другую сторону Менделеевской линии. Между зданием Академии наук на набережной и дворовым корпусом есть небольшой проход во двор. Зайдите туда и посмотрите на фасад академического здания (9). Найдёте на нём нечто нелогичное, выбивающееся из общей картины?

Екатерина Романовна Дашкова
Екатерина Романовна Дашкова

Да, здесь хорошо заметно трёхчастное так называемое «венецианское» окно, которое резко отличается от всех других обыкновенных окон. Откуда оно взялось? Дело в том, что заказчиком строительства этого здания была Екатерина Дашкова. Исполнителем – архитектор Джакомо Кваренги. Итальянец был поборником строгого классицизма, и конечно, спроектировал всё в точном соответствии со своими взглядами на архитектуру. Но у директора Академии наук Дашковой были свои вкусы. Она хотела иметь в своём кабинете вид на Неву через венецианское окно. И её желание одобрила Екатерина II. Но Кваренги был категорически против. По всей видимости, компромисс был всё-таки найден. Окно кабинета Екатерины Романовны было сделано именно таким, но обращено оно не на Неву, а во двор.

На Менделеевской линии пока от нашего внимания ускользнул только памятник Михаилу Васильевичу Ломоносову. Он был открыт здесь 21 ноября 1986 года в день 275-летия со дня рождения великого русского учёного.

Кунсткамера

Кунсткамера
Кунсткамера

Теперь наш путь лежит на берег Большой Невы. Перейдите через проезжую часть. Отсюда хорошо видно не только здание Академии наук, но и находящаяся за ним Кунсткамера (10).

На самом деле Кунсткамера – это и есть здание Академии наук. Музей при ней был лишь пусть важным, но придатком. Именно там работал Ломоносов, там находился его кабинет. Кваренги построил новый корпус академии уже после смерти Ломоносова, в 1783-1789 годах.

Само слово «кунсткамера» переводится с немецкого как «палата искусств». Такие небольшие комнаты с собраниями разных редкостей Пётр I видел во время своего заграничного путешествия. Он загорелся идеей создать нечто подобное и в Петербурге. Но если там были комнаты, то здесь Кунсткамерой стало целое здание.

Говорят, что место для строительства Кунсткамеры Пётр выбрал не случайно. Якобы именно здесь он нашёл две сосны, стволы которых как-то особенно хитро сплелись друг с другом. Такой феномен послужил для основания здесь собрания и других чудес природы.

Первый проект Кунсткамеры составил архитектор Маттарнови. Строительство началось в 1718 году, архитекторы на стройке неоднократно менялись. Завершилось оно спустя 10 лет.

В ещё не до конца оборудованном здании в ноябре 1728 года был открыт первый в России естественно-научный музей. Для привлечения посетителей всем мужчинам при входе наливали рюмку водки и выдавали закуску в придачу. 26 ноября газета «Санкт-Петербургские Ведомости» сообщила:

«Вчерашнего дня отперта здесь паки Императорская Библиотека и Кунст и Натураль каморою впервые, потом как оная в новые Академические палаты переведена <...>
После того пошли оные в Библиотеку, и осмотря оную изволили пойти в те покои, где грыдорованные мастера и живописцы работали, оттуда пошли оные в канцелярию... После того изволили быть в болшой но ещё недостроенной башне в средине оных палат, где преизрядный Готторпский Глобус имеется, и впредь в верху оной башни обсерваториум, а внизу анатомическое феатрум быть имеет... Напоследок изволили быть в Кунст и Натураль каморе, такожде и в шести особливых покоях, где Императорский кабинет сохраняется».

Кунсткамера всегда была популярна среди петербуржцев и туристов. Про её экспонаты слагались разные легенды. Например, одна из них рассказывает о скелете Николая Буржуа. С этим человеком, ростом 2 метра 30 сантиметров, Пётр I познакомился в заграничном путешествии в 1717 году. Великан впечатлил императора, он сделал его своим лакеем и забрал в Петербург. Спустя семь лет Буржуа скончался, его скелет выставили на всеобщее обозрение в Кунсткамере. После одного из пожаров у него пропал череп. Работники музея его так и не нашли и поставили Буржуа другую голову. Говорят, что с той поры скелет по ночам ходит по Кунсткамере и ищет свой череп.

Коллекция Рюйша
Коллекция Рюйша

Но самой известной коллекцией Кунсткамеры, конечно, является коллекция Рюйша – собрание заспиртованных частей тел и младенцев с самыми разными уродствами. Впервые Пётр I познакомился с ней в Амстердаме в 1697 году. Она произвела на него большое впечатления. Фредерик Рюйш являлся крупнейшим учёным в области медицины, был одним из лучших в мире мастеров по бальзамированию и заспиртованию. В Петербурге до сих пор хранится около 900 созданных Рюйшем препаратов, которым вот уже более трёх веков.

Надо признать, что простым туристам, которые приезжают в Петербург в лучшем случае на несколько дней, в Кунсткамере кроме коллекции Рюйша больше ничего не интересно. Время на осмотр заспиртованных частей тела и младенцев нужно не более 15-20 минут. А в высокий туристический сезон стоять в очереди для входа в музей можно несколько часов. Стоит ли это делать – решать вам самим.

График работы музея Кунсткамера:

  • вторник-воскресенье - 10:00-18:00
  • понедельник - выходной

Стоимость билетов в Кунсткамере:

  • взрослые граждане РФ без льгот - 300 рублей
  • школьники, студенты, пенсионеры - 100 рублей
  • дети до7 лет - бесплатно

Университетская набережная

Далее наш путь лежит вдоль Университетской набережной.

Ректорский флигель
Ректорский флигель

За зданием Двенадцати коллегий стоит небольшой домик, так называемый Ректорский флигель университета (11). Вообще, построен он был в 1794 году для питейного заведения. Ничего удивительного, так как тогда никакого университета здесь ещё не было. Но спустя полвека Петербургский университет выкупил этот флигель, дабы разместить здесь служебную квартиру для семьи ректора.

Александр Блок в детстве
Александр Блок в детстве

Одним из начальников учебного заведения был учёный-ботаник А. Н. Бекетов. Его дочь Александра Андреевна жила с ним. Вскоре после рождения сына Саши она порвала с мужем из-за тирании и насилия, но оставила себе его фамилию Блок. Александр Блок родился именно в этом доме 16 ноября 1880 года. Во дворе ректорского флигеля трёхлетний Александр впервые познакомился с Любочкой Менделеевой, дочерью знаменитого учёного, которая впоследствии стала его женой.

За ректорским флигелем стоит длинное здание высотой в два-три этажа. Называется оно дворцом Петра II (12), хотя этот император на самом деле здесь никогда не жил.

Дворец Петра II
Дворец Петра II

Ещё в первой половине 1710-х годов на этом месте был построен типовой дом «для именитых», в котором поселился денщик князя Меншикова Фёдор Соловьёв. В 1716 году его обвинили в неуплате торговых пошлин и заточили в тюрьму, конфисковав всё имущество.

Затем дом использовался в разных целях, а в 1727 году Александр Данилович Меншиков решил его перестроить для императора Петра II.

Пётр II был внуком Петра I, сыном погибшего в Петропавловской крепости царевича Алексея Петровича. Он вступил на престол 11 мая 1727 года, когда ему было всего 11 лет. Мальчик, конечно же, управлять страной никак не мог, за него и от его имени это делали регенты. Петр Алексеевич находился под крылом князя Меншикова, который ещё с 1725 года после смерти Петра I был фактическим правителем России.

Пётр II
Пётр II

Юный император жил во дворце Меншикова. Александр Данилович планировал выдать за Петра свою дочь Марию, таким образом войдя в родственную связь с царской фамилией. По случаю их обручения и был заложен новый дворец по соседству с резиденцией Меншикова.

Автор проекта Доменико Трезини максимально использовал бывший дом Соловьёва, органично вписав его стены в новую постройку.

Но лишь только стройка началась, между Петром и Меншиковым начался разлад. Считается, что поводом к нему было стремление Меншикова контролировать личные расходы юного императора. Последнего это ни коим образом не устраивало, однажды он даже гневно бросил Александру Даниловичу: «Я вам покажу, кто из нас двоих тут император!» Кроме того, против всесильного сподвижника Петра были настроены другие царедворцы, которые всячески заигрывали с Петром, перетягивая его на свою сторону. Пока Меншиков мог лично контролировать ситуацию, всё ещё шло по его плану. Но как только он заболел и несколько недель просто физически не мог видеться с императором, заговорщики окончательно переманили его на свою сторону.

Александр Данилович Меншиков
Александр Данилович Меншиков

В сентябре 1727 года Меншиков был объявлен государственным изменником. У него конфисковали всё имущество, включая несколько миллионов рублей, 100 000 крепостных, 99 деревень, 88 сёл и шесть городов, и выслали вместе с семьёй в далёкий сибирский городок Берёзов.

Чего только не могли конфисковать новые власти, так это заграничные счета Меншикова, на которых у него лежало 9 000 000 рублей. Банки в Лондоне и Амстердаме, конечно же, отказались возвращать в Россию этот капитал. Так что перевод меншиковских денег на Родину растянулся на несколько лет.

В Берёзове содержание семьи Меншикова составляло всего 10 рублей в день. Но и их Александру Даниловичу хватило, чтобы накопить на строительство небольшой деревянной церкви, которую он сам и построил. В ней же он и был похоронен в 1729 году.

Дворец Петра II достроили. Его занимали самые разные организации. Сейчас же здесь работают филологический и восточный факультеты Петербургского университета.

За дворцом Петра II на Университетской набережной стоит бывший манеж Кадетского корпуса. А напротив него на берегу Невы лежит памятник «Раскрытая книга» из гранита, на котором выгравированы строки из поэмы Пушкина «Медный всадник».

Интересен здесь выступ на набережной (13). Это один из двух устоев первого моста через Неву – Исаакиевского.

Как известно, Пётр I мостов через Неву не строил. Он стремился привить горожанам привычку передвигаться по воде на лодках. Но уже спустя два года после смерти основателя Петербурга, через Неву именно здесь был наведён первый наплавной мост. Почему именно здесь? Да потому, что так было удобно всесильному Александру Даниловичу Меншикову. Совсем рядом стоит его дворец. Наплавным же он был потому, что других переправ через такие широкие реки тогда строить не умели.

Исаакиевский мост
Исаакиевский мост

Исаакиевский мост состоял из ряда барок, поставленных поперёк реки. По ним настилали проезжую часть, барки закрепляли сваями и якорями. Как я уже говорил, такой мост не мог существовать при весеннем ледоходе и осеннем ледоставе. Его приходилось разбирать.

Проезд по Исаакиевскому мосту был платным.

Первый постоянный мост через Неву – Благовещенский (14), тот который находится справа от нас, выше по течению реки. Он строился с 1842 по 1850 год по проекту инженера Кербедза.

Благовещенский мост
Благовещенский мост

Злые языки говорили, что Николай I распорядился повысить Кербедза на столько воинских званий, сколько пролётов будет иметь новый мост. Якобы сразу после этого инженер пересмотрел проект в сторону увеличения количества пролётов. Но это не так. Пролётов у Благовещенского моста восемь, а по званиям Кербедз продвинулся за время строительства с майора до генерал-майора. То есть на три звания.

Эта переправа два раза реконструировалась. Сейчас от первого постоянного моста через Неву здесь остались разве что только перила. Разводной пролёт изначально был сбоку, у правого берега Невы. Одно крыло моста уходило в бок в горизонтальной плоскости. Сейчас же разводные крылья находятся по центру и поднимаются вверх.

После открытия Благовещенского моста старый Исаакиевский был передвинут на то место, где сейчас стоит Дворцовый мост. Постоянный Дворцовый мост начали строить в 1912 году. Из-за Первой мировой войны переправу открыли в 1916 году без окончательного её внешнего оформления. Сейчас на Дворцовом мосту можно видеть перила, украшенные звёздами, а также серпами и молотами – советской символикой. Это связано с тем, что при открытии моста перила, равно как и настил, были ещё деревянные. Временные ограждения были заменены чугунными лишь в 1939 году.

Меншиковский дворец

Меншиковский дворец
Меншиковский дворец

Пройдём ещё несколько десятков метров по набережной – мы окажемся у Меншиковского дворца (15).

Вообще весь Васильевский остров был подарен Петром I Александру Даниловичу Меншикову сразу после основания Петербурга. В 1704 году он заложил здесь свою усадьбу, в глубине которой был построен деревянный дворец. Был он хоть и деревянным и сравнительно небольшим, но строился долго, аж шесть лет.

В 1710 году в нём состоялось первое крупное торжество – свадьба племянницы Петра I Анны Иоанновны и курляндского герцога Фридриха Вильгельма. После свадьбы будущая императрица с супругом развлекались в Петербурге ещё два месяца, а потом направились в Курляндию. Но по дороге герцог скончался. Считается, что он умер от того, что употребил слишком много спиртного, перед отъездом решив посоревноваться с самим Петром I в количестве выпитого. Молодая вдова к своему удовольствию вернулась в Петербург.

В 1709 году во время Северной войны со Швецией был взят Выборг. После этого прямая военная угроза для Петербурга уже перестала существовать. Поэтому именно в 1710 году город начал активно развиваться, в нём стали быстрее строиться каменные дома. Так произошло и с дворцом Александра Даниловича. В 1710-1714 годах здесь был построен его новый дворец, который стал самым богатым в Петербурге.

Меншиковский дворец, 1750-е годы
Меншиковский дворец, 1750-е годы

Тогда дворец Меншикова состоял только из центрального корпуса. Именно в нём устраивались знаменитые петровские ассамблеи, тут принимали иностранных послов. Летний и Зимний дворцы самого Петра были куда более скромными, основатель Петербурга не любил больших помещений, предпочитая относительно небольшие комнаты. Но Меншиков – не Пётр. А императору надо было производить впечатление на иностранных гостей. К 1721 году дворец был расширен с правой стороны. Появились замкнутые в каре дворовые корпуса.

Интерьеры резиденции Меншикова были оформлены по последнему писку моды. Например здесь была использована голландская керамическая плитка. Она была так дорога, что богатые вельможи украшали ей, например, только печи. А у Александра Даниловича плиткой выложены все стены спальни! Меншиков получал этот отделочный материал от голландских купцов в виде «подарков», поэтому мог себе позволить такую роскошь.

Интерьеры Меншиковского дворца

После ссылки Меншикова его дворец некоторое время пустовал. В 1731 году он был отдан военному училищу – Сухопутному шляхетскому кадетскому корпусу. В 50-60 годах XVIII столетия для кадетов был достроен левый корпус, растянувшийся на добрые 400 метров вдоль Кадетской линии Васильевского острова.

Военным дворец принадлежал и в советское время. Только в 1967 году он был передан Эрмитажу. После реставрации здесь был открыт филиал Государственного Эрмитажа, в котором можно познакомиться с бытом русских богатеев начала XVIII века.

Дворец Александра Даниловича Меншикова я рекомендую к обязательному посещению. Он единственный в Петербурге передаёт быт богатого вельможи петровской эпохи. "Ровесниками" этого дома являются Летний и Зимний дворцы Петра I, которые тоже можно посетить с экскурсией. Но петровские апартаменты по своей роскоши уступают дворцу на Университетской набережной.

График работы музея в Меншиковском дворце:

  • вторник, четверг, суббота и воскресенье 10:30 - 18:00
  • среда и пятница 10:30 - 21:00
  • понедельник - выходной

Стоимость билетов в Меншиковский дворец

  • Для граждан РФ без льгот - 300 рублей
  • все дети до 18 лет, студенты и пенсионеры - бесплатно

Вокруг Академии художеств

За дворцом Меншикова на Университетской набережной находится Румянцевский сад (16). Давайте пройдём в него. Для этого надо перейти через Университетскую набережную, 1-ю и Кадетскую линии.

1-я и Кадетская линии – это одна улица, разные стороны которой имеют разные названия. Причина этого в том, что посередине таких улиц существовали каналы, о которых ранее мы уже говорили. На мой взгляд, причина не такая уж и веская. Набережные Фонтанки, Мойки же не имеют разных названий. Но Васильевский остров – это город в городе со своими правилами.

Ещё с начала XVIII века здесь был пустырь. Некоторое время тут работал Меншиковский рынок, позже переведённый вглубь острова. С его наследником Андреевским рынком мы ещё сегодня встретимся. А когда в Меншиковском дворце заработал кадетский корпус, то эта площадка стала использоваться в качестве плаца. В 1818 году сюда с Марсова поля был перенесён обелиск «Румянцева победам». Кадетам подобало маршировать вокруг такого «учебного пособия».

Обелиск «Румянцева победам»
Обелиск «Румянцева победам»

Памятник победам фельдмаршала Румянцева-Задунайского, кстати воспитанника этого самого кадетского корпуса, был открыт на Марсовом поле ещё в 1799 году. Его спроектировал архитектор Винченцо Бренна. Высота памятника составила 21,3 метра. Обелиск и цоколь сделаны из сердобольского гранита, пьедестал - из розового тивдийского и серого рускеальского мраморов. Барельефы выполнены из белого итальянского мрамора.

В 1860-х годах Санкт-Петербург начали активно озеленять. Где-то за казённый счёт. А вот здесь пыльный плац в сквер в 1866-1867 годах превратил живший в доме №1 по 2-й линии купец Соловьёв. Депутаты городской думы предложили назвать новый сад его фамилией. Но власть распорядилась иначе. С той поры это Румянцевский сад. Неофициально же среди петербуржцев распространился и другой вариант – Соловьёвский сад.

Раз уж частный бизнес вложился в этот проект, то деньги надо как-то отбить. Поэтому вход сюда был платным. Для привлечения публики в саду построили сцену, два фонтана.

В 1870 году сад был передан в городскую собственность. Но и после этого за вход сюда надо было заплатить.

За Румянцевским садом находится здание Академии художеств. С Университетской набережной смотреть на такое массивное сооружение неудобно. Лучше его рассматривать с левого берега Невы. Но мы туда не пойдём, а посмотрим на Академию художеств со стороны двора – там фасад ничем не хуже. Тем более, что с той стороны находится ещё одно уютное место – Академический сад (17).

О самом саде мы поговорим после того, как я расскажу об Академии художеств. Но пока мы идём туда, ваш взгляд точно остановится на булыжной мостовой - дорожки вдоль здания академии. Весьма редкий случай, когда в большом городе можно найти такое историческое, не воссозданное, а оригинальное мощение.

Здание Академии художеств
Здание Академии художеств

Академия «трёх знатнейших художеств» (живописи, скульптуры и архитектуры) (18) была основана по инициативе М. В. Ломоносова и И. И. Шувалова указом императрицы Елизаветы Петровны. Поначалу она располагалась во дворце Шувалова, а потом переехала в один из трёх особняков, находившихся здесь на берегу Невы.

Довольно быстро казной для академии были приобретены все три здания. В 1763 году архитектор Валлен-Деламот составил проект строительства на их месте нового здания для Академии художеств. Он был утверждён, его реализация была завершена к 1788 году.

С первым ректором Академии художеств Александром Филипповичем Кокориновым связана одна легенда. Она гласит о том, что он был уличён в растрате казённых средств при строительстве здания академии. Было это правдой или нет, но впечатлительный и эмоциональный Кокоринов не выдержал давления и повесился здесь же. С той поры, якобы, в академии живёт призрак Кокоринова. Если вы встретите эту историю в путеводителях по Петербургу, то не стоит относиться к ней серьёзно. Я не о том, что призраков не существует, хотя это и так. Я о том, что архитектор Кокоринов по официальной версии умер от водянки, а каких-либо сколь-нибудь достоверных сведений о его самоубийстве не существует. Это только легенда.

Конечно, надо сказать о том, что именно здесь получили своё профессиональное образование многие известные отечественные художники, скульпторы и архитекторы. Среди них: художники А. П. Лосенко, Д. Г. Левицкий, В. Д. Поленов, О. А. Кипренский, А. А. Иванов, К. П. Брюллов, В. А. Серов, В. И. Суриков, И. И. Шишкин, И. Е. Репин, скульпторы Ф. И. Шубин, И. П. Прокофьев, Ф. И. Гордеев, М. И. Козловский, Ф. Ф. Щедрин, С. С. Пименов, В. И. Демут-Малиновский, И. П. Мартос, М. М. Антокольский, архитекторы В. И. Баженов, И. Е. Старов, А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин, А. П. Брюллов, К. А. Тон, Л. Н. Бенуа и многие другие.

Самые лучшие из учеников по выпуску из академии сразу становились пенсионерами. Нет, это не значит, что им больше не надо было работать. Под пенсией тогда подразумевался грант, на который они уезжали за границу для продолжения обучения, прохождения практики, перенимания опыта у европейских специалистов. За такую «пенсию» многое бы отдали и современные студенты.

Академический сад
Академический сад

Осмотримся вокруг. В центре Академического сада стоит симпатичная колонна с навершием в виде символа искусств - арфы. Это запасная колонна, изначально предназначенная для Казанского собора, была здесь установлена в 1847 году по предложению Александра Брюллова.

С севера сад ограничивает корпус с классическим портиком. Вообще, при создании сада президент академии А. Н. Оленин хотел построить здесь сразу четыре портика в разных стилях, которые служили бы наглядным пособием для студентов. Но построен был только один – греческий портик. Справа от него находится ректорский флигель. Слева – литейный корпус. Именно здесь были отлиты кони Аничкова моста, памятник Крылову для Летнего сада, скульптура Казанского собора.

Со стороны 3-й линии находится небольшой мозаичный павильон, в котором изготавливаются мозаики для Исаакиевского собора. Ближе к 4-й линии стоит конюшня. Её можно опознать по характерному запаху. Лепить и рисовать лошадей студентов учат здесь же.

Теперь вернёмся на 3-ю линию Васильевского острова. Но не переходите проезжую часть, а обойдите Академию художеств. Как только вы окажетесь на набережной, то сразу увидите двух сфинксов. Пройдите к ним. Это очень популярное среди туристов место для фотографирования.

Сфинксы на Университетской набережной
Сфинксы на Университетской набережной

Перед вами самые настоящие древнеегипетские сфинксы (19). Они были созданы в XIV веке до нашей эры (им около 3500 лет!) из асуанского гранита. Фигуры посвящены фараону Аменхотепу III, лица сфинксов повторяют его облик в молодости.

Эти фигуры были найдены в 1820 году при раскопках в Фивах. Изначально они стояли на алее, ведущей ко входу во дворец фараона, символизируя его силу (тело льва) и ум (голова человека).

Сфинксы были выставлены на продажу в Александрии, где их увидел русский путешественник Александр Николаевич Муравьёв. Он так был впечатлён этими фигурами, что отправил российскому послу письмо с предложением купить их. Тот перенаправил предложение Николаю I. Император, посовещавшись с Академией художеств, дал своё согласие. Правда, к моменту завершения всех бюрократических процедур владелец англичанин уже успел продать сфинксов во Францию. Но в дело вмешалась французская революция. Франции было тогда не до приобретения древностей, они согласились уступить сфинксов России за 64 000 рублей.

В 1832 году сфинксы прибыли в Санкт-Петербург. Два года они простояли во дворе Академии художеств, пока шло строительство пристани. Там изначально хотели поставить «Укротителей коней» Петра Клодта. Но они не вписались в смету. А древние сфинксы, получается, оказались дешевле. Летом 1834 года они получили постоянную прописку не берегу Невы.

У фигур отбиты декоративные бородки. Это было сделано ещё в древности после смерти фараона. Двойная корона на голове фараона обозначает власть над Верхним и Нижним Египтом. Каждый из сфинксов весит 23 тонны. Надписи на граните были переведены в 1912 году. Здесь перечисляется полное имя фараона Аменхотепа III:

«Да живет Гор, Могучий телец, воссиявший в правде, установивший законы, успокоивший обе земли. Золотой Гор, телец царей, покоритель девяти луков. Царь Верхнего и Нижнего Египта, владыка обеих земель Небмаатра, отпрыск Ра. Сын Ра, любимый его Аменхотеп — властитель Фив, образ Ра перед обоими Землями. Гор - добрый владыка вечности, которому даны жизнь, постоянство, счастье, здоровье».

Оказывается, желать "счастья, здоровья" было принято ещё в древнем Египте!

От египетских сфинксов мы идём дальше по Университетской набережной до 6-й линии Васильевского острова. Для этого надо пройти по берегу Невы ещё один квартал за Академией художеств.

6-я и 7-я линии Васильевского острова

Дом академиков
Дом академиков

На углу 7-й линии и набережной Лейтенанта Шмидта (она начинается за Благовещенским мостом) стоит дом, на фасаде которого висят целых 29 мемориальных досок. Его называют «Домом академиков» (20) из-за того, что здесь были квартиры многих известных учёных. Среди них первый российский нобелевский лауреат И. П. Павлов. В доме академиков работает посвящённый этому учёному музей-квартира, открытый к его столетию в 1949 году. Кроме Павлова в разное время здесь жили академики Остроградский, Якоби, Вернадский, Чебышев, Карпинский и другие.

Пройдём дальше по 6-й линии. Остановимся рядом с Андреевским рынком. Но сначала посмотрим на другую сторону улицы. Дом №12 по 7-й линии (21) когда-то принадлежал Александро-Невской лавре. Это хорошо сохранившийся пример раннего петербургского жилого дома, построенного по типовому проекту.

7-я линия, дом №12
7-я линия, дом №12

Когда Петербург только начинал застраиваться, не было возможности для каждого горожанина делать отдельный проект дома. Поэтому архитекторами Трезини и Леблоном было создано три типовых проекта: для подлых, зажиточных и именитых людей. Под «подлыми» тогда подразумевались лица, которые платили подушную подать. А не то, что вы подумали. Так что типовая жилая застройка – не советское, а петровское изобретение. Правда, при Петре I это были только рекомендательные, а не обязательные к исполнению проекты.

Вот такой двухэтажный особняк «для именитых» стоит здесь с 1720-х годов. Единственная его утрата – высокое крыльцо. Фасад дома №12 в разное время то делался боле простым, то возвращался к первоначальному варианту, как сейчас. Большинство домов по соседству в первой половине XVIII века были такими же. Посмотрите на дом №14. Он точно такой же, только поменялось его «лицо», его иначе оштукатурили. Дом №10 тоже очевидно был раньше таким же, но в своё время его надстроили третьим этажом и переоблицевали.

Андреевский рынок
Андреевский рынок

Андреевский рынок (22) стоит на 6-й линии Васильевского острова с 1730-х годов. Типовое одноэтажное торговое здание здесь было построено в 1780-х годах, до того оно было деревянным. Только что мы видели типовой жилой дом, а это – типовой рынок. Кроме Андреевского по похожему проекту в Петербурге были построены Никольский, Литовский рынки. Но даже если внешне торговое здание сильно отличалось, то функционально даже Большой Гостиный двор на Невском проспекте похож на Андреевский.

В каждой арке изначально был вход в отдельный магазин. Около каждого из них работал молодой человек, так называемый зазывала, который громко кричал о продаваемом товаре, рекламировал его. Можно только представить какой здесь стоял шум!

Когда-то на русских рынках не было ценников. Цену товара назначал приказчик исходя из внешнего вида покупателя. Потом шла торговля. Именно так происходит и сейчас на старых ближневосточных рынках, или где-нибудь в южной Африке. Раньше так торговали и мы. Только после того как голландские купцы в Петербурге стали назначать товарам твёрдые цены, постепенно к этому пришли и отечественные торговцы.

На другой стороне улицы ваше внимание обязательно привлечёт большой доходный дом под номером 16-18. Это доходный дом и аптека доктора Пеля, выросшие на месте двух типовых жилых домов петровской эпохи.

Дом аптекаря Пеля
Дом аптекаря Пеля

Аптека (23) на этом месте работает аж с конца XVIII века. Дело в том, что для аптек город сдавал помещения бесплатно, сам выбирая место, где они будут работать. Поэтому старые аптеки крайне редко меняли свои адреса. В 1848 году это заведение приобрёл Вильгельм Пель – родоначальник петербургской династии Пелей.

В нашем городе известен архитектор Пель, построивший в XIX веке много доходных домов. Не отставал от него по популярности и фармацевт доктор Александр Васильевич Пель внук Вильгельма. Он оказался не только хорошим медиком, но и успешным бизнесменом. К началу XX века в одной только аптеке Пеля работало 73 человека. А в находившейся во дворе фабрике – более 200!

Аптекарь Пель выпускал свой собственный журнал. В его первом номере вышла статья Дмитрия Ивановича Менделеева – хорошего знакомого Пеля и частого гостя этого дома. По всей видимости, именно Менделеев подсказал Александру Васильевичу идею производства медицинских колб. Именно Пель был первопроходцем в их использовании.

Самым же популярным изобретением доктора Пеля был так называемый «спермин Пеля», аналог современной «Виагры». Этот препарат рекламировался в каждой петербургской газете. Он изготавливался даже на экспорт.

Поначалу семейству Пелей принадлежал только угловой участок с домом №16. В 1907 году было решено его перестроить. Но после приобретения соседнего дома №16 проект был переделан. Здесь разместился обширный жилой и производственный комплекс, открытый в 1910 году.

Башня Пеля
Башня Пеля

Остатком от старого производства до сих пор сохраняется невысокая широкая дымовая труба, служившая раньше аптечной лаборатории. Её часто называют «башней грифонов». Современная легенда рассказывает о том, что аптекарь Пель занимался алхимией, выводил настоящих грифонов. Они то и жили в этой башне. По ночам их выпускали «погулять» и они летали над Петербургом.

Такой миф возник в 1994 году после того, как башня стала элементом инсталляции «Памятник яйцу, или Грачи прилетели». В том году пасха совпала с 1 мая. Поэтому художник Алексей Кострома поместил на трубе импровизированное гнездо с большим яйцом, что символизировало единение рабочих и верующих. Кроме того, все кирпичи трубы были подписаны цифрами от 0 до 9 – своеобразный инвентарный номер памятника. Идея такого номера пришла Алексею Костроме после того, как он увидел инвентарный номер на окаменелых коровьих экскрементах XIV века в Германии. Даже такие вещи дотошные немцы умудряются учитывать.

Гнездо с яйцом быстро исчезло. А вот цифры на башне долгое время интриговали случайных гостей дома Пеля. О первоначальной идее все забыли, легенду стало раскручивать народное мифотворчество…

Башня грифонов со временем стала такой популярной, что стала мешать жителям дома Пеля. Высказывалась даже идея о её сносе и расширении за её счёт парковки. Но в 2011 году башня была признана памятником, её теперь снести нельзя. Но проход к ней закрыт на кодовый замок. Для вас же открыта историческая аптека доктора Пеля, где можно оказаться в дореволюционной атмосфере такого учреждения.

За Андреевским рынком мы перейдём Большой проспект Васильевского острова. Сначала это была просека от усадьбы Меншикова к Финскому заливу. Потом архитектор Леблон предлагал устроить здесь самый широкий канал, по которому к стрелке Васильевского острова могли бы проплывать даже большие корабли. Но такой канал вырыт не был. Зато появился проспект, ширина которого более 85 метров.

Правда добрую половину от этой ширины занимали палисадники при частных домах. В советское время на их месте устроили бульвары, за счёт чего Большой проспект Васильевского острова стал чуть ли не самой зелёной магистралью города. Интересно, что дорожки этих бульваров были проложены на основе зимней аэрофотосъёмки. На фотографиях были видны следы людей, то есть пути, где им ходить наиболее удобно. Вот по ним и были впоследствии проложены организованные пешеходные пути. К сожалению, так до сих пор делают крайне редко. Проектировщики почему-то чаще рисуют прямые перпендикулярные линии, по которым ходить не так удобно.

Андреевский бульвар

За Большим проспектом Васильевского острова начинается благоустроенная пешеходная зона – Андреевский бульвар.

Андреевский собор
Андреевский собор

Мы уже оставили за своей спиной Андреевский рынок. Теперь перед нами Андреевский собор (24), один из старейших петербургских храмов. Первая деревянная церковь здесь появилась уже в 1732 году. Сюда перенесли иконостас из домовой церкви Меншиковского дворца. С 1744 года церковь носит статус собора.

4 июля 1761 года деревянная церковь сгорела в пожаре после удара молнии. На собранные средства спустя два года начали строительство нового каменного Андреевского собора, архитектором которого стал А. Вист.

В процессе строительства храма произошла авария – рухнул купол. Архитектора арестовали. Из-за отсутствия прямых доказательств его вины Виста отпустили, причиной аварии посчитали некачественный кирпич. Но проект всё-таки передали другому зодчему.

Андрей Вист вообще был не самым удачливым зодчим. Он же строил Ботный домик в Петропавловской крепости, предназначенный для ботика Петра I. Можно только представить переживания архитектора, когда дверь оказалась уже памятного судна…

Андреевский собор был достроен к 1780 году. Спустя шесть лет к нему пристроили колокольню. Советую зайти в храм и полюбоваться его красивым резным золочёным иконостасом, выполненным в виде триумфальной арки.

По соседству с Андреевским собором стоит церковь Трёх святителей. Это одна из старейших каменных церквей в Петербурге, заложенная ещё в 1740 году. В 1916 году её отдали грузинскому приходу.

Дом Троекурова
Дом Троекурова

За церковью Трёх Святителей стоит дом №13 по 6-й линии (25) – ещё один типовой проект начала XVIII века, известный как дом Троекурова. Сейчас в нём работает ресторан сети Ginza. Если вас устроит средний чек в районе 1500 рублей за одного человека, то рекомендую его для обеда. Особенно он понравится семьям с детьми. В детской комнате создан почти настоящий парусный корабль, который очень нравится малышам. Игровая зона есть и во дворе, где даже держат домашних животных. На выходных в ресторане устраивают детские кулинарные мастер-классы, приглашают артистов.

Дом №15 по 6-й линии служит образовательным целям. Ещё в 1834 году здесь была открыта Ларинская гимназия, названная так по фамилии купца Ларина, завещавшего часть своего большого капитала на народное образование. Он состоит как бы из двух отдельных зданий. Справа – дом директора. Слева – сама гимназия. Одним из её учеников был архитектор Парланд – строитель храма Спас-на-крови. Сейчас дом №15 принадлежит петербургскому университету.

Софья Васильевна Ковалевская
Софья Васильевна Ковалевская

Соседним домом №17 (26) в 1880-х годах владела первая женщина-математик Софья Васильевна Ковалевская. Она же с детства жила здесь. Сдача помещений в наём давало её семье большие доходы, позволяла заниматься научной деятельностью. В разное время квартиры в этом доходном доме снимали историк Иван Михайлович Гревс, поэт и прозаик Вадим Шефнер. Востоковеда Сергея Фёдоровича Ольденбурга здесь в 1891 году навещал Владимир Ульянов, он расспрашивал его о петербургской жизни старшего брата Александра и младшей сестры Ольги.

Памятник Василию Корчмину
Памятник Василию Корчмину

Закончим мы нашу прогулку у дома №34 на 7-й линии Васильевского острова. Напротив него установлен памятник Василию Корчмину (27), имя которого по легенде связано с названием острова, на котором мы сейчас находимся. Василий Корчмин лицо хоть и историческое, но его внешний облик нам не известен. Поэтому здесь представлен собирательный образ «весёлого артиллериста». Кому-то он может напомнить барона Мюнхаузена, так как сидит на пушке и вот-вот готов улететь отсюда на ядре.

На Андреевском бульваре работает много кафе и ресторанов самой разной ценовой категории. После длинной прогулки они подойдут для отдыха. А в конце бульвара находится станция метро «Василеостровская» и памятник конке – ещё одно интересное место для фотографирования. Через дорогу от памятника находится один из ресторанов «МакДональдс».


Оцените статью

1 1 1 1 1 Рейтинг 89%
Александр Чернега
Член правления санкт-петербургского союза краеведов,
автор сайта "Прогулки по Петербургу"

Комментарии

Наталия
05 мая 2020
Большое спасибо.

Добавить комментарий

Внимание! Из-за большого количества спама на сайте работает режим премодерации комментариев. С момента его создания до публикации на сайте может пройти несколько часов. Прошу отнестись к этому с пониманием.
Защитный код
Обновить