Дом Котомина К. Б. (Неймана И. Г.)

Дом Л. В. Измайлова, 1740-е гг.
Дом Л. В. Измайлова, 1740-е гг.

Первым владельцем участка по Невскому проспекту между Большой Морской улицей и Мойкой был вице-адмирал Корнелий Иванович Крюйс, сподвижник Петра I, вице-президент Адмиралтейской коллегии. Сразу после закладки Адмиралтейства потребовалось разместить около верфи жилища для морских офицеров и мастеровых людей. Наблюдение за их постройкой по поручению Александра Даниловича Меншикова осуществлял его помощник Яковлев. 26 августа 1705 года он докладывал Меншикову о том, что: "г. вице-адмиралу дом по его чертежу достраивают, также мастерам и прочим ремесленным людям избы и канатный двор и прочие нужнейшие хоромы строятся, и у вице-адмирала заложено 23 избы" [Цит. по: 5, с. 518]. Крюйс здесь не жил, так как строил для себя ещё один дом на берегу Невы. Для каких целей ему был необходим дом рядом с Мойкой - неизвестно. Стоит отметить, что в краеведческих источниках встречается версия, согласно которой вице-адмирал возводил здесь хоромы в 1710-х годах [1, с. 61].

Рядом с домом вице-адмирала, со стороны Большой Морской улицы, жил генерал-лейтенант Лев Васильевич Измайлов. Он имел здесь двухэтажный на высоких подвалах дом в семь осей с подворотней посередине.

Корнелий Иванович Крюйс за неудачи во время морских боевых действий в 1714 году был отправлен в ссылку в Казань. Там он пробыл не долго, Петром I был возвращён в Петербург в 1715 году [4, с. 417]. После возвращения Крюйс писал петербургскому генерал-полицмейстеру Девиеру, что его дом у реки Мойки, за который он заплатил в своё время 157 рублей, куда-то перенесли, на его месте строится трактир. После Крюйса участком владели генеральша М. И. Балк, лекарь Преображенского полка Х. Килвент, иностранный купец Октавий Бартоломе Герцен (или Октавий Бартоломео Герцын). Последний владел этой территорией в 1730-х годах, занимался торговлей спиртными напитками. Во дворе для его нужд имелся каменный погреб, в котором хранились заморские вина. Летом 1736 года у Герцена снимал комнаты персидский посланник. 11 августа его слуги курили во дворе и случайно подожгли стог сена. Начавшийся пожар бушевал восемь часов и сжёг большую часть Морской слободы.

Опустошённый пожаром участок Измайлова после его смерти в 1738 году перешёл к его сыновьям. Но они здесь так ничего и не построили. Сосед же свой дом восстановил. В 1739 году "Санкт-Петербургские ведомости" сообщили, что именно здесь Герцен продаёт водку и вино. В 1738 году арендатором дома Герцена стал портной Иоганн Генрих Нейман.

В 1738 и 1739 годах здесь впервые в России был открыт кабинет восковых фигур. Газета "Санкт-Петербургские" ведомости писала о возможности увидеть здесь восковые персоны французских и английских монархов, их приближённых. Ради привлечения клиентов французские владельцы аттракциона подчёркивали, что одежду для фигур подарили лично венценосные особы. Прежний владелец участка Герцен продолжал в этих помещениях вести торговлю спиртным.

От Герцена практически весь участок в 1740 году перешёл лекарю Преображенского полка Христиану Килвинту, а у него в следующем мае территорию выкупил Нейман. Так как участок находился напротив территории, на которой планировалось построить Гостиный двор, к нему выдвигались особые требования. Новому владельцу Комиссия о Санкт-Петербургском строении указывала: "понеже оное место наугольное и находится к самой знатной и большой проезжей улице, того ради всё то место застроить пристойно, от чего и вящая имеет быть красота..." [Цит. по: 3, с. 31]. Весь участок было приказано размерить архитектору Коробову "против апробованного той части плана". Представленный чертёж "подписав архитектору Земцову апробовать" и "оное каменное строение ему, Нейману, без показания ... архитектора Земцова не закладывать и не производить, и сверх того апробованного чертежа лишнего не строить" [6].

Дом И. Г. Неймана
Дом И. Г. Неймана

Для И. Г. Неймана в 1741 году здесь был построен новый каменный дом по проекту архитектора М. Г. Земцова. Здание состояло из двухэтажных на высоких подвалах угловых корпусов, соединённых одноэтажным переходом вдоль Невского проспекта. Центр одноэтажного корпуса выделялся небольшой двухэтажной надстройкой (мезонином) шириной в два окна.

Дом Неймана вышел за красную линию Невского проспекта. Точно также позже поступил Растрелли, когда строил на другой стороне улицы временный Зимний дворец. Земцов и Растрелли искусственно заузили эту часть Невского проспекта, которая стала самой узкой на всём его протяжении.

В 1743 году в доме Неймана открылся магазин немецкого купца Иоганна Даниэля Альбрехта, предлагавшего петербуржцам сервизы и посуду "из серпантинова камня". Вслед за ним помещения у Неймана арендовал другой немец, Гаусман, держащий здесь трактир и предлагавший закуски из свежих устриц.

Бывший участок Измайлова был продан его сыновьями соседу Нейману в 1752 году. Спустя четыре года, в связи с постройкой напротив временного Зимнего дворца, часть дома Неймана заняли дворцовые службы. Здесь жила камер-юнгфера Е. К. Скороходова, размещались классы Пажеского корпуса.

Дом Неймана (внизу справа), 1770-е гг.
Дом Неймана (внизу справа), 1770-е гг.

Иоганн Нейман умер в 1768 году, после чего была проведена распродажа его имущества. Оказалось, что в его доме находилась мебель из красного дерева, семья пользовалась фарфоровым сервизом, двухместной каретой и парой карих лошадей.

В 1778 году вдова Неймана Анна Мария Еремеевна и их дети (военный врач Август и подмастерье Карл Густав) после неоднократных залогов продали участок жене иностранного купца Иоганне Регине Шаде [3, с. 32]. Она завещала дом своему второму мужу польскому надворному советнику Бернгарду фон Штиндту. При этих владельцах в доме №18 продолжали работать магазины, в частности популярный в то время "Роттердам" голландца Ле Роа, продававшего "сельтерскую воду, хороший шоколад а ла ваниль, чернила разных сортов, бумагу, сургуч и перья" [5, с. 523].

В 1788 году в помещении на углу Невского проспекта и Мойки иностранцами Валлотом и Вольфом была открыта кондитерская. Об этом свидетельствует объявление в "Санкт-Петербургских ведомостях" от 11 апреля 1788 года, которое стало первым упоминанием о продаже в Петербурге пасхальных яиц: "У кодитеров Валлот и Вольф имеются разнообразные, из сахара сделанные, корзиночки и яйца с женскими перчатками внутри" [5, с. 537]. Кондитерская была знаменита шоколадными яйцами с рельефными изображениями побед русской армии. В 1789 году на пасхальные яйца наносилось изображение взятия Очакова. В 1790 году - сдача Бендер, в 1791 - взятие Измаила.

После смерти Валлота Вольф некоторое время вёл бизнес один. Но начале 1800-х годов его партнёром стал приехавший из Франции Теодор Беранже. Тогда при кондитерской было открыто кафе, в котором посетителей жаловали газетами и журналами из Парижа, Берлина, Лондона, Рима. Иногда издания попадали к Беранже даже раньше, чем их получал император Она пользовалась большой популярностью у деятелей искусства. Владельцы зазывали посетителей в том числе следующими строками:

Открыли магазин и Вольф, и Беранже
И продают уж там и пунш, и бламанже,
И лёд, и шоколад, бисквиты и конфеты;
Прислужники под рост, с приличием одеты,
Везде фарфор, стекло и зеркала,
А там различные газеты и журналы,
Сии ума и чувств широкие каналы...

У фон Штиндта в 1807 году участок перекупил купец Конон Борисович Котомин. К моменту покупки петербургского дома он уже 14 лет как перестал быть крепостным князя Ивана Борисовича Куракина. За это время он успел заработать значительное состояние, что и позволило ему купить участок в центре столицы. Сразу после оформления сделки, 3 июля 1807 года, Котомин начал просить разрешение на перестройку дома [4, с. 422].

Желание владельца было исполнено только в 1812-1815 годах архитектором В. П. Стасовым, тогда здание и приобрело существующий сейчас строгий классический облик. Строительные работы начались в апреле 1812 года, основные мероприятия были завершены в 1814 году. Фасад дома по Невскому проспекту был украшен двумя лоджиями по краям, и портиком из восьми полуколонн в центре. Небольшие панно на фасаде с изображением рога изобилия и жезла Меркурия символизировали занятие торговлей и богатство хозяев. Изгиб корпуса по Мойке отмечает границу двух первоначально разных участков, которые занял дом Котомина.

Авторство архитектора Стасова не подтверждается документально. Впервые это предположение было высказано лишь в 1954 году историком В. И. Пилявским, в дальнейшем оно получило широкое распространение. Именно Стасов с 1810 года руководил урегулированием частной застройки в Адмиралтейской части, так что зодчий вполне мог быть автором проекта дома Котомина. Многие архитектурные детали здесь совпадают с характерным архитектурным подчерком мастера.

В доме Котомина в 1810-х годах отрыл свою первую лавку по продаже "иностранных вин и колониальных товаров" Пётр Елисеевич Елисеев, родоначальник знаменитой купеческой династии. В доме Котомина Елисеевы жили до 1858 года, когда они приобрели участок напротив - дом №15 по Невскому проспекту. Один из их магазинов продолжал работать в доме №18 до открытия Елисеевского магазина в доме №56 в 1904 году. Лавка Елисеевых в 1860-1870-х годах занимала здесь четыре комнаты на первом этаже с окнами на улицу и четыре комнаты с окнами во двор, 14 складских помещений в подвале. В 1865 году Елисеевы платили Котоминым за аренду 4 700 рублей в год, спустя шесть лет цена увеличилась до 6 000 рублей. Одно из газетных объявлений сообщало:

"У Полицейского моста в доме купца Котомина в лавке №6 продаются полученные на днях Крымские свежие груши и разное Киевское фруктовое варенье, крупные пупырчатые финики, виноград, свежайший кишмиш, швейцарская сухая дуля, сыр пармезан лучший по 7 рублей фунт, швейцарские, голландские и английские лучшие сыры, да Архангелогородские копчёные гуси, Коломенская медовая пастила, Кольская мочёная морошка карага, Кольские солёные рыжики, голландские сельди, свежая и мешочная Астраханская лучшая икра и прочие товары" [Цит. по: 4, с. 426, 427].

В 1822-1824 годах на третьем этаже дома Котомина жил журналист и писатель Фаддей Венедиктович Булгарин. В Петербурге он издавал собственный журнал "Северный архив", приложением к которому с 1823 года были "Литературные листки". В первых же выпусках приложения Фаддей Венедиктович опубликовал описание путешествия по берегу Невы, а в февральских и мартовских номерах 1824 года - фельетон под общим названием "Прогулка по тротуару Невского проспекта". Фельетон стал уникальным источником сведений о магазинах, лавках, кафе, кондитерских, ресторанах и других заведениях Невского проспекта того времени. В нём Булгарин сообщал, что посещает:

"только доброго, честного швейцарца Вольфа (в доме Котомина под колоннадою), который с лишком 15 лет занимается своим ремеслом и заслужил уважение посетителей своею честностию и добротою своих товаров. К тому же, здесь можно найти все Русские журнал и множество иностранных, из коих некоторые развлекают меня, другие поучают, а иные смешат и возбуждают благородное чувствование - сострадания к бедности" [Цит. по: 5, с. 536].

Купец Котомин гордился своим домом. Но находясь на грани банкротства в 1823-1824 годах был готов его продать. Он предлагал приобрести недвижимость князю П. М. Волконскому за 500 000 рублей, сообщая, что получает с неё доход не менее 58 000 рублей в год. Однако сделка не состоялась. Возможно, что часть денег на оплату долгов Котомину дал Пётр Елисеевич Елисеев.

Дом Котомина, 1830-е гг.
Дом Котомина, 1830-е гг.

Знаменитая кондитерская Вольфа и Беранже в 1834 году была переделана в кафе в китайском стиле. Вывеска сменилась на "Cafe chinois". Китайские мотивы выдерживались в отделке стен, мебели, в посуде. Вечером залы освещали китайские фонари. На втором этаже была организована особая курительная комната.

27 января 1837 года в заведении Вольфа и Беранже А. С. Пушкин встретился со своим секундантом К. К. Данзасом. Отсюда они направились к месту дуэли, где Пушкин был смертельно ранен. В последующие дни в кафе многие заходили чтобы узнать о состоянии поэта.

Кафе посещали М. Ю. Лермонтов, Н. Г. Чернышевский, Т. Г. Шевченко, Ф. М. Достоевский, И. И. Панаев. В 1846 году в кондитерской произошло знакомство Достоевского с М. В. Петрашевским. Здесь же Фёдору Михайловичу представили молодого Н. Г. Чернышевского. Позднее в помещениях Вольфа и Беранже открылся французский ресторан "Альбер".

В 1841-1866 годах в доме №18 (на углу Большой Морской улицы и Невского проспекта) работал книжный магазин Юлия Андреевича Юнгмейстера, издавшего "Картинки русских нравов" в шести томах. Юнгмейстер вместе с Э. И. Веймаром издал первое полное собрание сочинений И. А. Крылова с комментариями. 1 мая 1859 года рядом с магазином Юнегмейстера открылась книжная лавка Г. Гесселя, 1 июня 1873 года перешедшая А. В. Дейбнеру - комиссионеру Публичной библиотеки и поставщику учебных заведений.

В 1847 году фасад дома Котомина был изменён по проекту архитектора Дмитрия Петровича Дмитриевского [5, с. 539]. Тогда были заложены обе лоджии по краям фасада. Ещё через девять лет для расширения тротуара в центре фасада был устранён портик, заложены ворота со стороны Большой Морской улицы.

Долгие годы в доме Котомина работал зубной врач Давид Валленштейн. Он активно рекламировался в прессе и был известен среди петербуржцев. В 1849 году в "Северной пчеле" Ф. В. Булгарин писал о том, что "Валленштейн уже более 20 лет печётся о зубах всей редакции, и нельзя сказать, чтобы редакция была беззубой" [3, с. 35].

В середине 1870-х дом №18 купил почётный гражданин Николай Александрович Пастухов, а затем, до 1917 года, домом владел Дмитрий Александрович Пастухов. В 1873 году для Н. А. Пастухова проводились перестройка и перепланировка дворовых флигелей, перепланировка жилых квартир.

Дом Котомина, нач. 1900-х гг.
Дом Котомина, нач. 1900-х гг.

При Пастуховых в 1877 году здесь обосновалась банковская контора А. Зингера. Бывшие помещения кондитерской занял ресторан О. Лейнера. Согласно легенде, 20 октября 1893 года в ресторан зашёл П. И. Чайковский. Он попросил принести стакан воды. "Извините, кипячёной у нас нет", - ответили ему. "Так дайте сырой. И похолоднее" - попросил композитор. Сделав всего один глоток, он вернул стакан официанту. Через пять дней Пётр Ильич Чайковский умер от холеры. Долго ходили слухи, что вода была отравленной. Эти события были описаны братом композитора Модестом Ильичом. Он пишет, что Пётр и Модест вместе с артистами Александринского театра 20 октября в ресторане не просто пили воду, а ужинали. Композитор ел макароны, пил белое вино с минеральной водой. На следующее утро ему стало плохо, а в три часа утра 25 октября его не стало.

Ресторан Лейнера пользовался популярностью у артистов петербургских театров. Здесь Ф. И. Шаляпин познакомился с артистом М. В. Дальским, обучавшим его актёрским навыкам. У Лейнера еженедельно проходили встречи с организатором первого оркестра русских народных инструментов Василием Васильевичем Андреевым. Артисты Александринского театра здесь часто устраивали дружеские застолья. C 1902 года в ресторане снимало помещение Скандинавское благотворительное общество.

Помещения кондитерской Вольфа и Беранже в последние годы XIX века занял французский ресторан "Альберт", которым владел купец Альберт Петрович Бетан. Рядом с ним в доме Котомина работали музыкальный магазин В. О. Гёнера, Адмиралтейская аптека, парфюмерный магазин "А. Ралле и К", винный магазин "Дэрби", магазин перчаток П. Мориссона, магазин сигар "Тен-Кате и К", ювелирный магазин Арнда, оптический магазин К. Воткей, французский магазин П. Баргуэна, магазин галантереи и зонтиков Ф. Треймана. Часть помещений принадлежала А. Г. Елисееву. В 1916 году здесь находился Банкирский дом Лесина.

На рубеже XIX и XX веков в доме №18 разместилось фотографическое заведение фотографа Императорской Академии художеств, почётного члена-корреспондента Парижской академии изобретателей Константина Шапиро. После его смерти сын продал заведение бывшему ученику Шапиро, своему двоюродному брату по матери Павлу Семёновичу Жукову. Под вывеской "Шапиро" он продолжал работать вплоть до революции. После 1917 года Жуков был главным фотографом Петроградского военного округа. Им был создан богатый фотоархив. П. С. Жуков жил в доме Котомина, умер здесь в 1942 году.

После революции дом №18 был национализирован. Большую его часть отдали под коммунальные квартиры. Но в 1920-х годах здесь продолжали работать издательство Ленинградского губпросвета, ресторан и кафе, булочная-кондитерская, прачечная-красильная.

Дом №18, 2005 г.
Дом №18, 2005 г.

На время войны крышу дома Котомина укрыли досками и засыпали толстым слоем песка. Но здание всё равно пострадало от осколков бомб и снарядов.

30 августа 1960 года здание было взято под охрану государства как исторический и архитектурный памятник.

В 1962 году в доме Котомина открылся крупнейший антикварно-букинистический магазин Ленинграда, переехавший сюда издома №94 по Невскому проспекту и открытый за три года до этого. Его директором с момента основания был известнейший ленинградский букинист Иван Сергеевич Наумов. У Наумова в доме №18 часто собирались писатели, артисты, художники, учёные. Среди них: поэт В. А, Рождественский, писатель Ю. П. Герман, артист В. Р. Гардин, президент Академии наук СССР С. И. Вавилов. В этом магазине продавались не только старые книги, но иногда даже инкунабулы, издания XVII-XVIII веков. Здесь были проведены первые в нашей стране книжные аукционы.

Помещения антикварно-букинистического магазина капитально ремонтировались в 1977-1984 годах. На время ремонта торговое заведение переезжало на Гражданский проспект. Здесь же преобразованием интерьеров занимались архитекторы В. А. Бондако и А. И. Акмен, художник Н. Ф. Марков и скульптор Г. Д. Ястребенецкий. В деталях интерьера были использованы красное дерево, бронза. Простенки украсили барельефы Леонардо да Винчи, Микеланджело, А. Дюрера, В. П. Стасова, О. А. Кипренского, И. П. Мартоса.

В 1978-1981 годах при реконструкции дома Котомина (проект архитекторов А. Полухина, Р. Шапиро, Л. Баинкова, конструктора В. Воробьёва и главного инженера О. И. Минервина) были восстановлены лоджии по краям главного фасада. Воссоздавать портик отказались из-за узости тротуара.

Ещё в довоенные годы возникла идея воссоздания кондитерской на месте заведения Вольфа и Беранже. Её воплощением в жизнь занималась творческая группа, а затем и Художественный совет, который возглавлял Владислав Стржельчик. Руководство работами по устройству и организации Литературного кафе, для которого были выделены комнаты на углу Невского проспекта и Мойки, поручили З. Б. Томашевской, дочери литературоведа и пушкиниста Б. В. Томашевского. Для оформления интерьеров были приобретены гравюры пушкинского времени. В память о китайском кафе Вольфа и Беранже была приобретена китайская посуда, над столиками повесили китайские фонарики. Зое Борисовне помогала дочь Анастасия, принимавшая участие в создании гобеленов. Финансирование работ осуществлялось государственным предприятием "Рубин".

Торжественное открытие Литературного кафе состоялось 5 февраля 1985 года. Концертную программу вели артисты Виталий Гордиенко и Сергей Юрский. Памятную мраморную доску с изображением Пушкина создал М. К. Аникушин. В Литературном кафе постоянно проводились вечера известных писателей и поэтов, организовывались концерты, отмечались юбилеи.

При укладке на тротуаре напротив дома Котомина гранитных плит проводили археологические раскопки. Под асфальтом были найдены ступени, по которым в кондитерскую Вольфа и Беранже поднимались посетители. Одним из таких посетителей был А. С. Пушкин. Это были последние ступени, по которым поэт спускался. В дом №12 на Мойке его поднимали на руках. Зная эту историю, хозяин кафе сохранил одну из ступеней и поместил рядом с входом в заведение в качестве музейного экспоната.

Антикварно-букинистический магазин покинул дом Котомина в ноябре 2001 года, переехав в дом №3 по Невскому проспекту.

Адрес:

Невский пр., 18

Большая Морская ул., 12

Мойки р. наб., 57

Годы постройки:1741; 1812-1815
Архитекторы:Земцов М. Г.; Стасов В. П.
Ближайшие станции метро:Адмиралтейская

Источники:
ИсточникСтраницыДата обращения
1) (Стр. 61-64) 24.12.2011 г. 13:30
2) (Стр. 47-50) 19.01.2012 г. 01:32
3) (Стр. 29-36) 21.06.2012 г. 22:13
4) (Стр. 413-432) 08.10.2012 г. 21:47
5) (Стр. 517-551) 09.03.2014 г. 16:44
6) 08.05.2014 г. 16:16

Всего комментариев: 9
Показать/Скрыть комментарии