Набережные реки Мойки

Вид Мойки от дворца П. И. Шувалова,<br />1757-1759 гг.
Вид Мойки от дворца П. И. Шувалова,
1757-1759 гг.

Река Мойка до начала XVIII века была узким мутным протоком, вытекающим из болота в районе современной площади Искусств. Населяющие приневские земли ижорцы называли реку "Муя", что в переводе на русский язык означает "грязная". Все небольшие болотные речки ижорцы называли именно так. На старых русских картах она именуется "Мья", так русским было проще произносить ижорское слово.

После основания Санкт-Петербурга возникла потребность обустроить берега реки Мьи, так как городская застройка быстро подошла к ним. К тому же, расчистку водных протоков осуществляли для ослабления силы частых петербургских наводнений.

Начало работ по благоустройству Мьи началось с указа Петра I в 1704 году. В тексте указа указывались проекты, по которым было необходимо осуществлять гидротехнические работы. Сооружались укреплённые по низу шпунтовым рядом земляные откосы. Выше них закладывалась булыжная берма - горизонтальная площадка на откосе берегов, придающая им устойчивость и защищающая от размыва. Берег реки оборудовался простыми деревянными набережными с деревянными парапетами.

Работы осуществляли солдаты, вольнонаёмные рабочие и крепостные крестьяне. Они вынимали грунт из русла реки, засыпали его в лишние пустоты и промоины. На особо заболоченных участках берега укреплялись деревянными щитами. Перед этим из грунта приходилось выкачивать воду. Рытьё нового русла осложнялось наличием в земле крупных валунов, необходимостью выкорчёвывания больших деревьев.

После основания Адмиралтейства осенью 1704 года на берегу Мойки, между современными Невским проспектом и Исаакиевской площадью, возникли поселения служащих верфи - Морская слобода. Здесь стояли деревянные дома, расставленные без какого-либо порядка.

Отдельной задачей являлось осушение примыкающей к Летнему саду местности. Для этого в 1711 году прорыли новую часть русла реки, соединив её с Фонтанкой. До 1715 года Мойку с Невой соединили Лебяжьей канавкой и Красным каналом, который проходил по западной границе современного Марсова поля. Рядом с Зимним дворцом Петра I прокопали ещё один искусственный канал от Мойки до Невы - Зимнюю канавку.

В результате всех этих гидротехнических работ была осушена значительная территория, водная протока превратилась в глубокую и широкую городскую реку. Пётр I лично провёл по ней первое судно и остался доволен качеством работы. Первый историк Петербурга А. И. Богданов так описал Мойку:

"Сия реки от прежней её нечистоты, понеже она была глухой протокой, себе сквозного течения не имела, вычищена до настоящей глубины и сваями обита на подобие канала, в коем ныне вода глубиной довольна, что иные по ней всякие суда с великим грузом ходят свободно и сию реку более может всяк почесть за нарочно сделанный канал" [Цит. по: 1, с. 18].

Именно в этот период через Мойку были переброшены первые мосты. Их строили из дерева, с разводным пролётом в центре. Для ориентирования в городе переправы красили в разные цвета. Так на Мойке появились Зелёный, Красный, Синий, Жёлтый и Цветной мосты. Говоря о Жёлтом мосте часто вспоминают современный Певческий. Но он был построен уже в XIX веке. В начале XVIII столетия такое название имела переправа на месте современного Храповицкого моста.

Река Мойка у Императорских конюшен,<br />1792 г.
Река Мойка у Императорских конюшен,
1792 г.

До 1709 года река являлась южной границей Петербурга. В 1719-1797 годах её официально называли "Мья". Более позднее название "Мойка" часто связывают с глаголом "мыть", а иногда и с существующими при Петре I на берегу реки общественными банями. Таковые располагались за Финской слободой, место которой легко проследить по расположению Финской церкви. Возможно, "Мойка" образовалась напрямую из "Мьи".

Застройка берегов Мойки в январе 1719 года была определена указом Петра I: "по речке Мье, по берегам обе стороны, всяких чинов людям строить деревянное строение по показанным вехам, против образца, каков устроен на Васильевском острову" [2, с. 218]. Под образцом подразумевался построенный архитектором Трезини в 1718-1719 годах дом на берегу Невы и углу 12-й линии.

На углу Мойки и Невского проспекта в 1719 году был построен двухэтажный Гостиный двор с башней и шпилем. Он занимал весь квартал до Кирпичного переулка и Большой Морской улицы. Этот торговый комплекс просуществовал до пожаров 1736-1737 годов.

В начале 1720-х годов в устье Мойки были построены адмиралтейские склады для хранения и выдержки лесоматериалов, мастерские по постройке шлюпок, корабельного рангоутов и блоков. Для удобства доставки на склады материалов прорыли Адмиралтейский канал. Перпендикулярно ему в 1717-1719 годах - Крюков канал.

После смерти Петра I в 1725 году городское хозяйство пришло в упадок. Петербургский градоначальник Б. Х. Миних докладывал Сенату:

"При Фонтанной и Мье речках и при каналах сваи, доски, брусья и щиты испортило и многие погнили и землю водою вымывает, от того водоёмы заносит... и речки в такую худобу приходят, что занесло половину, отчего проход и мелким судам весьма с трудностью..." [Цит. по: 1, с. 19, 20].

Один из первых дворцов на Мойке был построен в 1730-х годах для графа К. Г. Левенвольде.

После пожаров 1736-1737 годов в Морской слободе хаотичная застройка правого берега Мойки была быстро заменена более богатыми каменными домами. Погорельцы были переселены на левый берег Мойки, на территорию между Вознесенским проспектом и Крюковым каналом. Тогда же были произведены работы по углублению дня Мойки, спрямлению её русла, дополнительному укреплению берегов новыми деревянными щитами.

Новая застройка берега Мойки согласно решению Комиссии о Санкт-Петербургском строении 1737 года от Конюшенного двора до Невского проспекта должна была вестись "единою фасадою". От Зелёного до Синего моста при строительстве домов разрешалось отступать от красной линии улицы, ставить их в глубине дворов. При этом нужно было сооружать ворота и каменные ограды, обсаживать их деревьями. От Синего до Поцелуева моста строительство требовалось вести вновь без садов со стороны улицы. При этом запрещалось возводить деревянные сооружения. Береговую застройку разрешалось возводить только из камня.

Активная застройка берегов Мойки происходила в основном во второй половине XVIII века. В это время здесь селились представители аристократии, возводившие для себя огромные особняки и дворцы. Уцелевшие после пожаров каменные строения перестраивались. В середине XVIII века на берегу Мойки были построены новый комплекс зданий Конюшенного двора, каменные трёхэтажный особняк А. И. Черкасова (дом №12). В 1750-1753 годах архитектор Ф. Б. Растрелли построил особняк Штегельмана (дом №50), к 1754 году завершил строительство Строгановского дворца (дом №48). В 1760-х годах на берегу Мойки (Большая Морская ул. 61) жил великий русский учёный М. В. Ломоносов. В 1766 году на месте дома Штегельмана вырос дворец графа К. Г. Разумовского.

Мойка у Невского проспекта,<br />конец XVIII в.
Мойка у Невского проспекта,
конец XVIII в.

Наводнение 10 сентября 1777 года привело деревянные набережные Мойки в негодность. Городские власти подняли вопрос о сооружении каменных набережных. Решение этого вопроса началось лишь в самом конце столетия. Берега Мойки были одеты в гранит в 1798-1810 годах. Соответствующий проект составил военный инженер и архитектор И. К. Герард. Работами по облицовке берегов камнем руководил знаменитый каменотёс Самсон Суханов.

Если через Фонтанку и Екатерининский канал сооружались каменные мосты, то через Мойку деревянные переправы менялись на чугунные. Причём это были первые в России чугунные переправы - такими стали Зелёный (1806 год), Красный, Синий, Певческий и Поцелуев мосты. Их спроектировал архитектор-инженер Василий Иванович Гесте.

Ко второй половине XIX века набережные Мойки стали одним из самых престижных мест в Петербурге. 27 участков здесь занимали здания министерств, 25 - банки и офисы крупных фирм, 19 - роскошные особняки и дворцы, шесть - храмы. Здесь жили придворная знать и члены императорской семьи.

В XIX веке санитарное состояние Мойки значительно ухудшилось. В 1874 году из-за этого было строго запрещено водовозам брать воду из реки для питья и приготовления пищи. В одной из газет писалось:

"Если ранее вода в Мойке была подобна по чистоте и вкусу Невской, то столетие спустя вновь превратилась в протоку с грязной, мутной и дурно пахнущей водой" [Цит. по: 1, с. 20].

Плохое содержание берегов Мойки давало повод некоторым общественным организациям предлагать их не ремонтировать, а использовать более выгодно в коммерческом смысле. Одной такой организацией в конце XIX века выступила строительная компания, возглавляемая инженером-полковником Н. И. Мюссаром и его заместителями архитектором Н. Л. Бенуа, инженером-технологом А. Ф. Буровым. Они предлагали засыпать русло Мойки и организовать на её месте линию конно-железной дороги, бульвар с фонтанами и местами для отдыха. Доход от использования конки в течение 50 лет должен был идти предпринимателям. От такого проекта городская думы отказалась, равно как от предложений засыпать другие городские протоки. Но предложения о засыпке рек продолжали появляться. Например, в 1893 году камер-юнкер Р. Ф. фон Гартман предлагал на месте Екатерининского канала и Мойки построить скоростную дорогу на сваях. Через два года Я. Ганеман предлагал устроить на месте Екатериниского канала и Мойки линию электрической железной дороги. В 1901 году гражданский инженер П. И. Балинский и американский инженер М. А. Вернер представляли проект устройства на местах городских рек линий метрополитена.

Почтамтский мост
Почтамтский мост

В начале ХХ века городские власти всё-таки обеспокоились состоянием набережных реки Мойки. На заседаниях городской думы обсуждались условия капитального ремонта набережных. Для этого были выделенные большие суммы денег, которые предложили освоить весьма неопытным подрядчикам. Ошибки и мошенничество вскрылись только после принятия работ комиссией Государственной думы. Городская же техническая комиссия признала работы не соответствующими условиям договора. Плиты и камни пластами отваливалиь от стен. Цемент в некоторых местах полностью отсутствовал.

В газетных публикациях того времени обсуждалось казнокрадство высших чиновников, которые завышали сметы на строительные работы, обязывали подрядчиков делиться выделенными на ремонт набережных деньгами.

Дорожное покрытие набережных реки Мойки менялось только после Великой Отечественной войны. Это происходило одновременно с реставрацией повреждённых домов, расширением зелёных зон и очищением русла реки.

Очередная расчистка русла Мойки происходила в октябре 1999 года. Тогда глубина реки составляла всего 1,4 метра. Её дно очистили от толстого слоя из органических веществ и металлических предметов.

Длина Мойки - 4,67 км. Ширина - от 20 до 40 метров, глубина составляет от 2,1 до 3,2 метра.


Источники:
ИсточникСтраницыДата обращения
1) 06.06.2012 г. 18:35
2) 02.11.2013 г. 23:07