Путеводитель по Невскому проспекту. 2. От костёла святой Екатерины до Фонтанки

PDF-версия путеводителя
(30Мб)

Длина маршрута: 2,3 км.

Места для посещения: Большой Гостиный Двор, Музей-фотосалон Карла Буллы.

Достопримечательности на маршруте:

При клике по карте откроется интерактивная google-карта в новой вкладке браузера:

Карта прогулки по Невскому проспекту
  1. Костёл святой Екатерины
  2. Невский пр. 42
  3. Дом Милютиных
  4. Серебряные ряды
  5. Башня Городской думы
  6. Большой Гостиный Двор
  7. Гостиница "Европейская"
  8. Армянская церковь
  9. Невский пр. 42
  10. Невский пр. 46
  11. Пассаж
  12. Российская Национальная Библиотека
  13. Александринский театр
  14. Улица Зодчего Росси
  15. Мост Ломоносова
  16. Памятник Екатерине II
  17. Елисеевский магазин
  18. Невский пр. 54
  19. Невский пр. 64
  20. Невский пр. 66
  21. Аничков дворец
  22. Аничков мост
  23. Дворец Белосельских-Белозерских
  24. Невский пр. 68

Костёл святой Екатерины

Костёл святой Екатерины
Костёл святой Екатерины

Вторую часть прогулки по Невскому проспекту я предлагаю начать от костёла святой Екатерины (1), который прячется между домами №32 и 34. Это самый большой и самый старый католический костёл в России.

Этот участок католики получили ещё в конце 1730-х годов. Но построить свой храм они смогли лишь в 1760-х, так как долго собирали деньги. Изначально планировалось назвать костёл в честь святого Петра. Но в итоге католической общиной был сделан реверанс в сторону императрицы Екатерины II, храм назвали в честь одноимённой святой.

Автором проекта стал архитектор Жан-Батист Валлен-Деламот. Впоследствии применённый им здесь мотив триумфальной арки был использован при строительстве католических храмов и в других городах России.

Валлен-Деламот начинал руководить стройкой. Позже его сменил Антонио Ринальди, от которого под окнами-люкарнами на главном фасаде осталась своеобразная «подпись» - две скрещенные ветви.

Станислав Август Понятовский
Станислав Август Понятовский

В 1798 году в храме похоронили последнего польского короля Станислава Августа Понятовского. Он был одним из фаворитов Екатерины II, единственным иностранцем среди них. Именно благодаря её протекции Станислав Август и стал королём Польши, который был в полной зависимости от русского посла. После восстания Тадеуша Костюшко Польша фактически прекратила своё существование. Станислав Август Павлом I был приглашён в Петербург, поселён в Мраморном дворце, где и провёл свои последние 11 месяцев жизни.

Относительно Станислава Августа существует легенда, что Екатерина II использовала часть его трона в качестве своего стульчака. Думаю, что это всего лишь миф. Не стала бы императрица использовать таким образом символ царской власти. Тем более, что от отношений со Станиславом Августом у неё остались тёплые воспоминания, мстить ему у Екатерины не было причин.

В 1938 году останки Станислава Августа были переданы Польше.

Жан Виктор Моро
Жан Виктор Моро

В костёле святой Екатерины похоронен генерал армии Наполеона француз Жан Виктор Моро. Его удалось переманить на свою сторону Александру I после того, как француз оказался в опале у Наполеона, будучи заподозренным в заговоре. Наполеон видел в нём своего соперника, так как Моро во Франции действительно имел большое влияние.

Помогал союзным войскам Жан Моро не долго, не дольше пары месяцев. Он был смертельно ранен в сражении при Дрездене. По легенде, когда Наполеон увидел в подзорную трубу изменника, то сам лично зарядил пушку ядром. Снаряд смертельно его ранил, убил лошадь. Спустя две недели Моро скончался. Его тело было перевезено в Петербург и похоронено в здесь в 1813 году. Спустя год Людовик XVIII посмертно присвоил Моро звание маршала Франции.

В советское время костёл святой Екатерины был закрыт, использовался как склад. Здесь неоднократно полыхали пожары. В 1992 году храм в плачевном состоянии передали верующим. Его интерьеры восстановлены, пусть и не в полном объёме.

Вокруг костёла святой Екатерины

Интересен не только сам костёл, но и принадлежавшие ему доходные дома (2). Одно из работавших здесь учреждений оставило заметный след в истории.

Сегодня, если прийти в аптеку, то вы увидите за прилавками персонал на 90% женского пола. А сто лет назад это было совсем не так. Девушки занимались только самыми простыми операциями, например упаковкой. Консультации посетителям оказывали только мужчины, с которыми дамам, конечно, было легко обсуждать далеко не все проблемы. Сделать огромный шаг к изменениям смогла одна женщина – Антонина Лесневская.

Антонина Лесневская
Антонина Лесневская

Отец Антонины был врачом. Она часто ему помогала, покупала лекарства в аптеке. Таинственность и необычность выставленных в витринах разноцветных препаратов, причудливых баночек и колбочек поспособствовали желанию девушки стать фармацевтом. Для получения соответствующего образования она переехала в Санкт-Петербург. А по окончании обучения она решила не становиться фармацевтом, а заняться организацией профессионального фармацевтического образования. В процессе обучения она увидела большие изъяны, которые решила самостоятельно «вылечить».

Аптека Лесневской
Аптека Лесневской

Летом 1901 года Лесневская открыла в доме №32 по Невскому проспекту аптеку, где сотрудниками были одни только женщины. Спустя год она основала первую женскую фармацевтическую школу. Вот в этой школе и стали обучаться девушки, которые затем устраивались на работу в петербургские аптеки.

Антонина Лесневская была отличным организатором, имела ораторский дар. Но с большевиками ей было не по пути. В 1918 году её аптеку национализировали, саму Лесневскую чудом не арестовали. Она еле успела эмигрировать в Польшу, где и продолжила свою бурную деятельность.

Аптека Лесневской находилась на втором этаже дома №32. А первые этажи обоих церковных доходных домов полностью были отданы под торговлю. Ещё в XVIII веке здесь работали так называемые Нюрнбергские лавки. Первый этаж здесь изначально представлял открытую галерею, как в Гостином дворе. Изначально эти дома имели только три этажа, что способствовало выделению костёла святой Екатерины среди окружающей застройки. Но желание получать большую прибыль с аренды площадей привели в начале XX века к тому, что доходные дома подросли ещё на два этажа.

Костёл святой Екатерины, XIX век
Костёл святой Екатерины, XIX век

Площадку перед костёлом святой Екатерины уже давно облюбовали уличные художники. У них можно заказать свой собственный портрет, который будет выполнен карандашом на белой бумаге. Процедура написания портрета займёт около получаса.

Что же касается продаваемых здесь картин, то обратите внимание на манеру их выполнения. Если не видно характерных мазков, то перед вами обыкновенный принт, созданный не кистью, а распечатанный на принтере. Часто продавцами об этом не говорится, а покупатели думают, что покупают настоящую картину. Если вы уж и решили прикупить в Петербурге произведение живописи, то лучше дойдите до «Лавки Художника» в доме №8 по Невскому проспекту. А если ваш бюджет позволяет делать солидные траты, то зайдите в находящиеся совсем неподалёку на Думской улице Перинные ряды, где работают несколько художественных магазинов.

Дом Милютина, 1730-е годы
Дом Милютина, 1730-е годы

На другой стороне Невского проспекта стоит длинный доходный дом с фасадом зелёного цвета (3). Здесь в начале XVIII столетия находилась единственная фабрика на Невском. Придворный истопник Алексей Иванович Милютин получил этот участок для производства позументов и парчи. Мода того времени требовала большого количества таких материалов, ранее они закупались за границей. То есть здесь происходило то самое «импортозамещение».

Перед фабрикой на красной границе улицы в 1730-х годах открылись торговые ряды, которые позже были перестроены в обыкновенный доходный дом. Слева от дома Милютина стоит самый узкий дом на Невском проспекте. А после него – Серебряные ряды (4), построенные по проекту Джакомо Кваренги. Их первый этаж ранее тоже представлял собой открытую галерею.

Как видите, этот участок Невского проспекта предназначен в основном под торговлю. Равно как и следующий квартал, полностью занятый Большим Гостиным Двором. Тут же рядом на Думской улице находится Малый Гостиный Двор и Перинные ряды. А далее по Садовой улице находится Апраксин рынок, с которым раньше соседствовали и другие рынки… Но это уже совсем другая история.

Здесь же наше внимание привлекает башня Городской думы. Давайте подойдём к ней ближе. Рекомендую подняться на площадку у входа в башню. Она расположена достаточно высоко, потому с неё открывается интересный вид на Невский проспект у Гостиного Двора. А вот чтобы рассмотреть саму башню, стоит подойти к Портику на Думской улице.

Городская дума

Башня Городской думы
Башня Городской думы

Мы с вами стоим около места, где до 1917 года были сконцентрированы органы городского самоуправления. Здесь работала Городская дума (5), вот почему упирающаяся в Невский проспект улица названа Думской.

В 1799-1804 годах архитектор Феррари пристроил к Серебряным рядам высокую башню, а по Думской улице построил корпус, полностью повторивший работу Кваренги. Таким образом, башня оказалась в центре здания. Обычно, европейские ратуши стоят на площади и оборудованы похожей башней. Так было и у нас в Петербурге. Но с тем отличием, что здание ратуши угловое, и городская администрация спрятана от людских глаз в узком переулке. У нас и сейчас к местному самоуправлению отношение центральной власти не важное. А уж что говорить об эпохе самодержавия…

Городская дума, XIX век
Городская дума, XIX век

Позже здание Городской думы было перестроено, увеличено в размерах. Башня перестала быть центром единого строения, стала восприниматься как самостоятельная постройка. На её крыше построили деревянную будку для нужд телеграфной связи.

Тут же работал оптический телеграф. От Зимнего дворца в Петербурге до Варшавы в пределах прямой видимости стояли конструкции в виде буквы «Т», которые могли менять свою конфигурацию. Получался набор символов, составлявший алфавит. В хорошую погоду из Петербурга в Варшаву сообщения, передаваемые таким алфавитом, доходили за 15 минут.

Башня служила также пожарной каланчой. На ней хорошо видна металлическая конструкция, куда вешали чёрные шары. Их количество обозначало пожар в том или ином районе города.

Портик, около которого мы стоим – реплика старого портика Перинных рядов. Сейчас это самостоятельное строение, а когда-то оно только закрывало неопрятные деревянные корпуса старых Перинных рядов. Сами эти ряды тоже по сути новодел, построенный в начале 2000-х годов. И портик и старые (к тому времени, конечно, каменные) Перинные ряды были снесены при строительстве здесь входа в метро в 1960-х годах.

Кстати, Перинные ряды напоминают нам о старой традиции, согласно которой мужчины и женщины вели торговлю в разных местах. Если Гостиный Двор был мужской территорией, то здесь властвовали женщины. Как понятно по названию, продавали они здесь в основном бельё.

Большой Гостиный Двор

Большой Гостиный Двор
Большой Гостиный Двор

Теперь наш путь лежит в Большой Гостиный Двор (6) – самый старый торговый центр Петербурга. Первые деревянные лавки в этом квартале появились не позже 1737 года, а указ об их размещении был издан за два года до этого.

Императрица Елизавета Петровна в 1756 году инициировала переустройство деревянных лавок в каменные. Проект каменного Гостиного Двора составил сам Франческо Бартоломео Растрелли. Но его реализация тогда не была возможна из-за того, что рабочие были заняты на строительстве Зимнего дворца. Казённых средств не хватало, страна вела Семилетнюю войну с Пруссией. Поэтому власть решила переложить финансирование стройки на бизнес, то есть на торгующих здесь купцов. Последних, конечно, это не устроило. Они посчитали проект Растрелли слишком дорогим. И действительно, придворный зодчий, привыкший строить дворцы, и торговое здание спроектировал с пышным барочным фасадом, с трёхъярусной башней в центре корпуса по Невскому проспекту. Поэтому купцы всячески саботировали начало строительства.

Гостиный Двор, проект Растрелли
Гостиный Двор, проект Растрелли

В итоге они дотянули до того, что мода на барокко ушла, Елизавета Петровна отдала проектирование Гостиного Двора архитектору Валлен-Деламоту. Тот создал более простой проект, который пусть со скрипом, но всё-таки начал реализовываться. Корпус по Невскому проспекту был возведён к 1767 году, а весь квартал был обстроен каменными корпусами только к 1785 году.

Посмотрите на пространство перед Гостиным Двором. Здание специально отодвинуто от красной линии Невского проспекта. Это место изначально предназначалось для парковки экипажей, то есть фактически было паркингом. Только позже это пространство целиком и полностью отдали пешеходам.

Теперь я предлагаю зайти в Гостиный Двор. Пока стоит подняться на второй этаж аркады и пройтись по ней вдоль Невского проспекта. Лестница на второй этаж находится в угловом объёме Гостиного Двора.

Изначально каждая арка соответствовала отдельному магазину. Каждый из них имел свой вход, напротив которого работал зазывала, активно заманивающий прохожих в лавку, рекламирующий продающийся там товар. Все они старались перекричать друг друга. Можно только представить, какой шум здесь стоял. Иногда прохожих буквально насильно затаскивали в магазин.

Так однажды случилось с Иваном Андреевичем Крыловым, который любил в свободное время прогуляться вдоль местных лавок. Местью писателя стало то, что он на добрых пол часа занял собой внимание приказчика, но так ничего и не купил. На вопрос «почему же вы ничего не покупаете» он ответил: «так я ничего и не хотел, вы меня сами сюда затащили».

В самой лавке посетитель не видел ценников. Цена товара называлась продавцом исходя из внешнего вида покупателя. И только в процессе переговоров обе стороны приходили к итоговой сумме сделки. Первыми моду на твёрдые цены ввели в Петербурге голландские купцы. Они ввели в обиход привычные для нас ценники, что оказалось удобным. Отечественным торговцам пришлось перестраиваться.

Великий князь Николай Николаевич младший
Великий князь Николай Николаевич младший

С дочерью одного из гостиннодворских купцов связана любопытная история. В купчиху Софью Буренину страстно влюбился генерал-майор великий князь Николай Николаевич младший – двоюродный брат императора Александра III. Ему было почти 30, ей – под 40. За два года близких отношений Софья успела родить Его Высочеству двоих детей. Николай, как «джентльмен», предложил возлюбленной руку и сердце.

Конечно, связь великого князя и дочери «лабазника» (купец Буренин держал в Гостином Дворе меховой магазин) означала большой скандал. Но Николай не постеснялся просить дозволения на брак сначала у купца Буренина, а потом и у своего папы Николая Николаевича старшего.

Купец, понятное дело, отказать такому жениху никак не мог. Николай Николаевич старший тоже проникся историей сына. Он сам был «не промах» в амурных делах. В своё время он выгнал свою жену из дому ради любовницы балерины Числовой. Поэтому отец жениха сам взялся за переговоры с Александром III относительно брака своего сына. Великие князья женились только с дозволения императора.

В декабре 1887 года дядя Низи приехал к Александру III в Аничков дворец. Он рассказал о связи своего сына с дамой, которая имеет от него двоих детей. Рассказал о том, что Николай жить без неё не может. И попросил разрешения на брак. Император был глубоко расстроен, но, не зная всех подробностей, просто ответил «подумаю». Николай Николаевич услышал «согласен», и отправился домой в Николаевский дворец. Там по этому поводу был устроен пышный банкет. По Петербургу поползли пикантные слухи…

Гостиный Двор, начало XX века
Гостиный Двор, начало XX века

Только спустя месяц эти слухи дошли до самого Александра III. Его супруге Марии Фёдоровне о похождениях Николаши в январе 1888 года рассказал великий князь Сергей Александрович. Та, ошарашенная согласием своего мужа на неравный брак, ворвалась в кабинет супруга и страстно начала выяснять с ним отношения. Александр в свою очередь вызвал к себе дядю Низи и в гневе произнёс ставшую знаменитой фразу: «Я состою в связах со многими дворами Европы! Но с Гостиным Двором в связях никогда не был, и не буду!!!»

Когда брак Николая Николаевича младшего и купчихи Бурениной не задался, великий князь переключился на особу из кругов, более привычных для таких дел – на приму Александринского театра Марию Потоцкую. А позже женился на Черногорской принцессе.

Если великий князь нашёл в Гостином Дворе себе любовницу, то гораздо позже строители нашли здесь настоящий клад – восемь слитков золота. В 1960-х годах Гостиный Двор реконструировался. Было решено превратить его в современный торговый центр, объединив самостоятельные помещения в общее пространство. Стены между лавками ломались. Вот в процессе таких работ и найдены были в стене вместо кирпичей слитки золота общим весом 128 килограмм.

Слитки золота, найденные в Гостином Дворе в 1965 году
Слитки золота, найденные в Гостином Дворе в 1965 году

На втором этаже в корпусе по Невскому проспекту ближе к Садовой улице есть вход в небольшой музей, где на витринах можно увидеть фотографию такого клада.

Большой Гостиный Двор я рекомендую туристам для шоппинга. Этот торговый центр не стоит рассматривать как место торговли лишь элитными товарами. Здесь работают самые разные магазины, рассчитанные на покупателей разного достатка. Если вы хотите привезти из Петербурга домашнюю утварь, одежду, аксессуары, детские игрушки, бижутерию – вам в Гостиный Двор. Купить их в таком историческом месте не дорого, но дорогого стоит.

Здания напротив Гостиного Двора

Гостиница «Европейская»
Гостиница «Европейская»

Пока вы находитесь на галерее Гостиного Двора, посмотрите на дома на другой стороне Невского проспекта. Напротив Серебряных рядов вы увидите короткий боковой фасад гостиницы "Европа" (7). С ней связана ещё одна история про клад.

После революции 1917 года один из петербургских богачей уезжал в эмиграцию. Все свои драгоценности из страны он увезти не мог. Поэтому в ночь перед отъездом поселился в отеле, и под паркетом в номере организовал тайник. Господин рассчитывал на то, что позже власть сменится, он сможет забрать вещи.

Власть, как мы знаем, поменялась, но очень не скоро. В Ленинград в составе одной из иностранных делегаций приезжал его сын. Он знал о кладе отца и тоже поселился в «Европейской». Ночью в тишине он выломал несколько половиц. Нашёл под ними металлический ящик, привинченный к балке толстым болтом. Отвинтить его не удалось, пришлось пилить. Когда крепление поддалось, в ресторане под номером неудачливого кладоискателя на пол с грохотом рухнула люстра.

Как этот человек уезжал из Ленинграда – история умалчивает. Вероятно, ему пришлось заплатить большой штраф, оправдываться перед руководством отеля и сотрудниками милиции. Эта история нам напоминает сюжет знаменитой книги Ильфа и Петрова, и поставленного по ней фильма «12 стульев».

Много где после 1917 года были спрятаны клады. В стульях, в стенах, под полом, в огородах. Благодаря фильму «Приключения итальянцев в России» мы помним, что нашедшим клад в советское время полагалось 25% от суммы найденного. Правда, если ценности были найдены в рабочее время, то все 100% уходили в казну. Поэтому рабочим, ломавшим стены Гостиного Двора, очевидно, ничего не перепало.

Армянская церковь
Армянская церковь

По другую сторону Михайловской улицы боком к Невскому проспекту стоит здание, в котором находится Большой зал Филармонии. А за ним – два серых невысоких доходных дома (№40 и 42 по Невскому проспекту). Между ними через узкий разрыв выглядывает буквально «одним глазом» небольшая Армянская церковь святой Екатерины (8). Внешне она скромна, но внутри оформлена богато. Армянские христиане по своей вере близки к нам, православным. Поэтому их церкви внутри также пышны, как и русские.

Как видите, на Невском проспекте стоят православный Казанский собор, реформатская голландская церковь, протестантский немецкий храм, католический костёл, армянская церковь. На прилегающих улицах находятся финская и шведская церкви, рядом с ними была французская. Посетивший в 1855 году Петербург французский писатель Александр Дюма, впечатлённый таким обстоятельством, назвал Невский проспект «Проспектом веротерпимости».

Справедливости ради надо отметить, что такой богатый набор храмов на Невском проспекте появился отнюдь не из-за толерантности российских властей. Когда в 1720-1730-х годах иноверческим храмам выделяли здесь участки, эта местность считалась задворками, окраиной города. Поэтому Невский стал «проспектом веротерпимости» не благодаря, а вопреки политике городской власти.

Доходные дома Армянской церкви были местом жительства некоторых известных людей (9). Тут жил Михаил Михайлович Сперанский, с которым мы уже встречались в первой части прогулки по Невскому проспекту. В доме №42 он обитал в 1823-1835 годах, будучи уже видным государственным деятелем. Именно здесь им были составлены Полное собрание и Свод законов Российской Империи.

Фёдор Иванович Тютчев
Фёдор Иванович Тютчев

С 1854 по 1872 год в этом же доме жил Фёдор Иванович Тютчев, служивший председателем Комитета иностранной цензуры. Мы знаем этого человека как поэта, но по роду службы он был дипломатом, а потом 15 лет работал цензором. Через его руки проходила вся иностранная литература, предназначавшаяся для распространения в России. Из уст опытного дипломата особенно глубоко звучали стихи, написанные здесь, в доме №42, ставшие крылатыми:

«Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить».

Дом №46 – бывшее здание Московского купеческого банка (10). В 1750-1760-х годах на этом участке находился дом, в котором жил архитектор Франческо Бартоломео Растрелли.

Здесь в одном из помещений дома №46 был организован первый в России кинотеатр. Кино в Санкт-Петербург привёз оператор братьев Люмьер Камилл Серф. Его в мае 1896 года пригласили в Россию для съёмок коронации Николая II. Первый исторический показ технического новшества в самом Париже произошёл в баре на бульваре Капуцинов всего-то за полгода до этого, в декабре 1895 года. То есть кино приехало в Санкт-Петербург буквально сразу после первой официальной демонстрации.

О приезде чуда-новинки прознали местные акулы шоу-бизнеса. Первый показ живых фотографий был организован на Каменноостровском проспекте в ресторане «Аквариум» в мае 1896 года. А спустя всего несколько дней здесь, в доме №46 на Невском проспекте был открыт синематограф «Живая фотография».

Прибытие поезда, 1896 год

Именно здесь киносеансы впервые приобрели регулярный характер. Синематограф «Живая фотография» демонстрировал публике всего три ролика: прибытие поезда, садовник с поливальным шлангом и вид Невского проспекта. Это ещё не было кино. Это было не более чем развлечение, наподобие современных 3D, 5D или бог знает сколько D «кинотеатров». Но история кино в России уже началась.

Следующий дом №48 (11) также связан с одним из первых петербургских зодчих. Его владельцем в 1740 году стал Михаил Григорьевич Земцов. Именно по проекту этого архитектора строились типовые особняки на Невском проспекте от Мойки до Фонтанки. В одном из них он жил и сам.

С 1836 года, и на момент дуэли с Пушкиным, в этом доме жили голландский посол барон Геккерн и Жорж Дантес.

«Пассаж», 1850-е годы
«Пассаж», 1850-е годы

А в 1846-1848 годах здесь был построен торговый центр "Пассаж", формат которого был новаторским для Санкт-Петербурга. Его название происходит от французского слова “passer” – бродить. В других странах «пассажи» возникали стихийно, рождались из торговых улиц с естественным большим трафиком. Их перекрывали стеклянной крышей, превращая обычную улицу в инженерное сооружение.

Но в России всё не так как в Европе. Наш «Пассаж» был создан искусственно. От Невского проспекта до Итальянской улицы можно пройти по Садовой или Михайловской улице. Естественного трафика здесь не было, люди шли в магазин специально, дабы поглазеть на товары за большими стеклянными витринами. Покупать же товары петербуржцам поначалу было привычнее в полутёмных коморках Гостиного Двора. Это место многие воспринимали как музей. Поэтому основатель «Пассажа» граф Яков Иванович Эссен-Стенбок-Фермор большой прибыли не получил.

Интересно, что «Пассаж» старался быть полноценным торговым комплексом даже по нашим современным меркам. Кроме магазинов здесь работало множество увеселительных заведений. В «Пассаже» посетители могли найти кафе, бильярдные и даже анатомический музей и музей восковых фигур. Со стороны Итальянской улицы был организован настоящий концертный зал. Тут же работала гостиница. И всё это в середине XIX века!

Существующий сейчас фасад «Пассаж» приобрёл после перестройки в 1901 году по проекту архитектора С. С. Козлова, служившего управляющим этим торговым центром. Именно тогда концертный зал был превращён в театр, который давно уже носит имя актрисы Веры Фёдоровны Комиссаржевской.

До сих пор помню своё детство, когда нам, младшим школьникам были выданы билеты для похода в этот театр. Родителям я тогда радостно сообщил, что иду в театр комиссара Ржевского!

Российская Национальная Библиотека

Российская Национальная Библиотека
Российская Национальная Библиотека

От Гостиного Двора и «Пассажа» наш путь лежит далее по Невскому проспекту, через подземный пешеходный перевод под Садовой улицей. На углу Невского и Садовой расположен корпус самой первой публичной библиотеки в России – Российской Национальной Библиотеки (12).

Разговаривать о здании и самой библиотеке приятнее, находясь уже на площади Островского, в тени деревьев. Направляйтесь туда, сквер расположен сразу за библиотекой.

Вообще, весь квартал от Садовой улицы до Фонтанки вдоль Невского проспекта в XVIII веке являлся усадьбой при Аничковом дворце. Только в 1795 году от него был отрезан кусок для строительства нового общественного здания. Автор постройки – архитектор Е. Т. Соколов.

Поводом для учреждения первой публичной библиотеки в России стали итоги подавления Польского восстания 1794 года. Главным русским военным трофеем тогда стала коллекция книг польских учёных братьев Залусских. В XVIII веке находившееся в Варшаве публичное книжное собрание насчитывало более 400 000 изданий, считалось крупнейшим в Европе.

А что же в России? Впервые план создания такого общественного научного учреждения был предоставлен Екатерине II графом А. С. Строгановым ещё в 1766 году. Долгое время до этого у императрицы «не доходили руки». Петербуржцы довольствовались частными и ведомственными собраниями книг. Когда же в 1795 году коллекция Залусских оказалась нашей, то Екатерина II наконец приняла решение открыть на её основе публичную библиотеку. Тогда же она утвердила проект специального здания на углу Невского проспекта и Садовой улицы.

Далеко не всё собрание братьев Залусских доехало до России. Ещё на стадии её «упаковки» казаки не церемонились с особо громоздкими экземплярами. Они попросту рубили их топорами, чтобы было удобнее складывать их по частям. В процессе перевозки книги продавались желающим целыми «корзинами», чем пользовались некоторые европейские учёные. А в самом Петербурге, пока библиотека ждала открытия своего здания, коллекция хранилась в совершенно не подготовленных для этого сараях Аничковой усадьбы. Несколько тысяч томов попросту сгнило.

Согласно реестру 1806-1807 годов в Императорскую публичную библиотеку поступило всего… 11 010 рукописных томов, из более чем 20 000, вывезенных из Варшавы. Трудно судить, сколько тогда поступило на хранение книг. Из 400 000 изданий к 1930-м годам, когда коллекция была возвращена Польше, осталось около 50 000.

По положению 1810 года в Императорскую публичную библиотеку в обязательном порядке поступало минимум по два экземпляра каждого издания, выпущенного в России. Благодаря этому петербургская библиотека стала крупнейшим книжным собранием в нашей стране. Сейчас, когда издательства являются частными и не подконтрольными библиотеке, это правило действует только как рекомендация, но не закон.

Императорская Публичная Библиотека, 1840-е годы
Императорская Публичная Библиотека, 1840-е годы

Что касается самого здания Российской Национальной Библиотеки, то оно было открыто для посетителей в 1814 году. В 1832-1834 годах к первому корпусу был пристроен второй. В рамках создания Александринской площади (ныне площади Островского) Карл Росси построил здесь не только театр, но и расширил библиотеку. Причём посмотрите, он использовал боковой корпус Соколова, сделав его ризалитом нового здания. Росси буквально мимикрировал под предшественника, никоим образом не повредив его наследство.

А вот автор третьей очереди строительства архитектор Е. С. Воротилов в 1896-1901 годах уже не продолжал вытягивать здание в ширину, а создал самостоятельное произведение в неоклассических формах.

Александринский театр

Александринский театр
Александринский театр

Карл Росси, создавая площадь перед Аничковым дворцом, главным композиционным центром задумывал отнюдь не его, а театральное здание (13), которое с Невского проспекта воспринималось с самой выгодной стороны.

Театр строился по проекту Росси с 1828 по 1832 год. Архитектор решил впервые в отечественной строительной практике использовать металлические балки для перекрытия главного зала. До того времени это делалось только при возведении промышленных корпусов. Слухи о таком новшестве дошли до императора Николая I, который приостановил строительство, требуя доказательств безопасности такого решения.

Карл Росси по этому поводу написал письмо, часть из которого достойна цитаты:

«…я всепокорнейше прошу... исходатайствовать дозволение окончить начатые работы по устройству металлической крыши, лично мне вместе с г. Кларком, по принятой нашей системе. Как и я, так и г. Кларк отвечаем честью и головой, что от упомянутой крыши не произойдёт ни малейшего несчастья и что всё устройство будет иметь надлежайшую прочность...
В заключение донесу Вашему Сиятельству, что в случае, когда бы в упомянутом здании от устройства металлической крыши произошло какое-либо несчастие, то в пример для других пусть тотчас же меня повесят на одной из стропил...»

Надо отметить, что при капитальном ремонте здания Александринского театра в 2010-х годах металлические балки Росси остались на своём месте. Они продолжили свою службу и спустя почти 200 лет со дня своей установки. Архитектор не зря гарантировал качество постройки буквально своей головой.

Торжественное открытие театра состоялось 31 августа 1832 года. Кстати, всего за день до этого, 30 августа на Дворцовой площади состоялось другое грандиозное событие – поднятие на пьедестал Александровской колонны. Богатым же на события оказался конец лета 1832 года!

Александринская площадь, 1840-е годы
Александринская площадь, 1840-е годы

Имя театру император повелел дать в честь своей супруги Александры Фёдоровны. Потому он АлександриНский, а не АлександриЙский.

Карлу Росси, как создателю такого здания, подарили «вечный» билет в ложу №14 второго яруса. Архитектор, вообще всегда будучи не самым богатым человеком, под конец жизни особо нуждался в средствах. Поэтому подаренную ложу он часто сдавал другим лицам.

Нанятый им человек продавал билеты в театр перед началом спектаклей, при этом особо не разбираясь кто с кем окажется в одной ложе. Дело дошло до скандала. 14 января 1837 года директор императорских театров докладывал министру двора:

"....господин Росси предложил дирекции, не желает ли она отобрать от него сию ложу, а ему заплатить за неё деньгами.
По неизвестности в праве ли ещё г. Росси делать без особого дозволения подобного рода передачи ложи... я не решился принять его предложения. Но ложа сия занимается почти на всех представлениях разными лицами из публики и как впуск в оную... делается всегда по особенному на неё выданному г. Росси билету, то и открылось, что с сим билетом присылается в театр человек, который и продаёт в коридоре сию ложу местами про одиночке разного рода людям... Сему посылаемому было не только много раз подтверждено сего больше не делать, но даже... был он за то задержан в театре с объявлением, что если продолжит ещё впредь подобныя действия, то... будет препровождён в полицию.
Несмотря однако на сие оказалось, что при спектакле бывшем 10 января впущено было таковым же образом в ложу... разного рода людей семь человек, из коих между двумя произошла ссора и драка, при разбирательстве коих полициею оказалось, что в числе сидевших в сей ложе были дворяне или чиновники, а также крепостные люди..."

После этого Росси было объявлено, что следующий подобный инцидент завершится для него изъятием билета.

Александринский театр пользовался особой популярностью у молодых людей, которые приглашали сюда на свидание своих знакомых девушек. Особым понтом считалось прибыть к театру на глазах у ожидавших дам в богатом экипаже. Если своей впечатляющей кареты у молодого человека не было, то ему была доступна аренда. Специальные экипажи ждали клиентов на парковке у Гостиного Двора. Там можно было их снять и проехать считанные сотни метров до входа в театр.

Улица Зодчего Росси и мост Ломоносова

Улица Зодчего Росси
Улица Зодчего Росси

За Александринским театром находится самая гармоничная улица Петербурга. Это улица Зодчего Росси (14). Её длина 220 метров. Ширина 22 метра. Высота строго симметричных зданий – тоже 22 метра. Эту улицу часто сравнивают с дворцовым залом, потолком которого является само петербургское небо. Советую не полениться, и заглянуть сюда.

Изначально и первые этажи этих зданий были отданы под торговлю. Но в 1835 году Николай I передал россиевские здания балетному училищу. Тогда открытые галереи заложили, лавки отсюда убрали. До сих пор на улице Зодчего Росси работает самая известная не только в стране, но и во всём мире, балетная школа – Академия русского балета имени А. Я. Вагановой.

Мост Ломоносова
Мост Ломоносова

Улица упирается в площадь Ломоносова, рядом с которой через Фонтанку перекинут мост Ломоносова (15). Это одна из двух переправ через Фонтанку, сохранивший свой облик с 80-х годов XVIII века. В то время через реку были переброшены семь одинаковых мостов. Их отличали четыре башенки, в которых находились части подъёмного механизма.

В XIX веке разводные пролёты заменили на постоянные. Пять из семи переправ расширили, радикально изменив их облик. В образе моста Ломоносова, ранее называвшемся Чернышёвым, есть нечто типично петербургское, что узнаётся в нём с первого раза. Пожалуй, фотография в таком месте украсит Инстаграм любого туриста.

Предлагаю вернуться на площадь Островского, чтобы уделить внимание другим находящимся здесь достопримечательностям.

Памятник Екатерине II

Памятник Екатерине II
Памятник Екатерине II

В центре площади Островского стоит памятник Екатерине II (16). Идея его создания впервые возникла ещё при её жизни. Но императрица отказала в этом своим подданным.

Следующим поводом для обсуждения монумента стало 100-летие со дня восшествия Екатерины II на престол, отмечавшееся в 1862 году. Тогда местом для установки памятника был выбран двор Екатерининского дворца в Царском Селе.

На конкурсе победил скульптор Михаил Микешин. Не зря петербургский монумент похож на памятник «Тысячелетию Руси» в Великом Новгороде. У них один автор.

А в 1863 году общественность настояла на появлении монумента напротив Публичной библиотеки, основанной по воле императрицы.

Проект пришлось переделать, хотя общая концепция осталась прежней. Рядом с Екатериной II скульптор поместил девять персонажей, особо проявивших себя в екатерининское время: фельдмаршал П. А. Румянцев-Задунайский, военачальник и государственный деятель Г. А. Потёмкин, великий полководец А. В. Суворов, флотоводец и полярный исследователь В. Я. Чичагов, государственный деятель А. Г. Орлов-Чесменский, поэт и чиновник Г. Р. Державин, президент Российской академии Е. Р. Дашкова, князь А. А. Безбородко и президент Академии художеств И. И. Бецкой.

Торжественное открытие памятника Екатерине II
Торжественное открытие памятника Екатерине II

Открытие памятника Екатерине II состоялось 24 ноября 1873 года.

Монумент взял на себя роль композиционного центра Александринской площади, исказив замысел Карла России. Окончательно театр «сошёл со сцены» Невского проспекта, когда деревья в разбитом вокруг памятника сквере разрослись и скрыли здание своими густыми кронами.

Елисеевский магазин

Елисеевский магазин
Елисеевский магазин

На другой стороне Невского проспекта на углу с Малой Садовой улицей выделяется своим пышным необычным фасадом знаменитый Елисеевский магазин (17). Это здание в стиле модерн появилось на Невском проспекте почти одновременно с «Домом Зингера» - в 1902-1903 годах. Автор проекта – архитектор Барановский, он был постоянным исполнителем заказов Елисеевых.

Фасад здания украшают крупные скульптурные образы промышленности, торговли, искусства и науки.

Так же как и дом компании Зингер, Елисеевский магазин был неоднозначно воспринят архитектурными критиками. Многие сравнивали его тортом. Открытие нового магазина в Петербурге было приурочено к 90-летию семейного бизнеса Елисеевых. Торжественная церемония состоялась 7 сентября 1903 года. Для освящения здания из Казанского собора даже принесли его главную святыню – Казанскую икону божией матери.

В торговый комплекс Елисеевых входил не только магазин. На верхнем этаже был открыт ресторан. Рядом – театр. Здесь же работал офисный центр. Кстати, театр при Елисеевском магазине всегда показывал публике весёлые, лёгкие постановки. Уже тогда считалось, что в хорошем настроении человек легче расстаётся с деньгами, что положительно сказывается на прибыли магазина.

В 1930-х годах в торговом зале Елисеевского магазина была установлена новая люстра. Её оформили согласно стилю исторического зала. Среди горожан возникла легенда, что этот светильник был изготовлен самими Елисеевыми, которые свои драгоценности расплавили и таким образом спрятали их от лишних глаз.

Дома №54, 64 и 66

Доходный дом на другой стороне Малой Садовой улицы, №54 по Невскому проспекту (18), сейчас интересен туристам прежде всего как место, где можно совершенно официально и безопасно попасть на крышу. Здесь в мансардном этаже работает музей-фотосалон имени Карла Буллы. Это заведение ведёт свою историю от мастерской самого знаменитого петербургского фотографа начала XX века.

Вид с балкона на площадь Островского
Вид с балкона на площадь Островского

Местный администратор за небольшую сумму (50 рублей с человека) проводит экскурсию по небольшому выставочному залу. Из этого зала есть выход на оборудованный балкон на крыше здания. С этого балкона открывается вид на Невский проспект в сторону Адмиралтейства и на площадь Островского. Крайне рекомендую подняться сюда и сделать необычные фотографии города.

С точки зрения истории дом №54 примечателен работавшей здесь в середине XIX века «Демидовской гостиницы». Её облюбовали заезжие артисты, выступающие в Александринском театре и в других находящихся неподалёку заведениях. В 1843 году в отеле жила Полина Виардо. Влюблённый в неё Иван Тургенев признался здесь ей в своих чувствах. Но оба они были в браке, Виардо настояла лишь на дружеских отношениях.

Одна из квартир доходного дома №64 (19) в 1822 году стала местом жительства поэта Василия Андреевича Жуковского, воспитателя наследника престола великого князя Николая Александровича. Он выбрал это место для жилья, так как работал в соседнем Аничковом дворце.

В 2013 году угловой объём этого доходного дома вырос за счёт высокой мансарды. Её появление связывают с актёром Михаилом Сергеевичем Боярским, что негативно отразилось на отношении к нему многих любителей старой архитектуры. Автор проекта «шляпы» над домом архитектор Рафаэль Даянов обещал прессе, что новый конёк крыши повысится только на 42 сантиметра и не будет виден с открытых городских пространств. Как это у него «получилось» - решать вам.

Невский пр. 66
Невский пр. 66

Последний перед Фонтанкой дом №66 (20). Он занимает часть территории, которая весь XVIII век пустовала. Дело в том, что пойма Фонтанки реки простиралась вплоть до современной Караванной улицы. Всё это пространство затапливалось каждую весну. Только после того как культурный слой подрос, здесь стала возможной застройка.

Первым частным владельцем этого участка в 1790-х годах стал поэт и чиновник Гавриил Романович Державин. Он купил его только ради перепродажи, вскоре уступив участок другому собственнику.

Для купца Шарова здесь был построен трёхэтажный дом, в одном из помещений которого работала аптека, засветившаяся в произведении Н. С. Лескова «Сказ о тульском косом Левше и стальной блохе». «Книжная лавка писателей» работает в доме №66 с 1934 года, это одно из старейших петербургских торговых заведений.

Аничков дворец

Аничков дворец
Аничков дворец

Самым заметным зданием на этом участке Невского проспекта является Аничков дворец (21). Хотя к главной петербургской магистрали он обращён всего лишь боком.

В 1741 году тут находился полковой двор Преображенского полка. Преображенцы тогда приняли активное участие во взятии дочерью Петра власти в свои руки. В память об этом молодая императрица решила строить здесь свой загородный дворец.

Название дворец получил от соседнего Аничкова моста, который в свою очередь так стал называться по фамилии подполковника Аничкова, руководителя строительством первой переправы через Фонтанку.

Аничков дворец начинал строить архитектор Михаил Земцов, завершал – Франческо Бартоломео Растрелли.

Алексей Григорьевич Разумовский
Алексей Григорьевич Разумовский

После окончания строительные работ в 1754 году Елизавета Петровна подарила Аничков дворец своему бывшему фавориту Алексею Григорьевичу Разумовскому. Так она извинилась перед ним за то, что его место занял Иван Иванович Шувалов. Новому фавориту в те же годы на другой стороне Невского проспекта был построен другой дворец.

В то время главной магистралью здесь считалась Фонтанка. Поэтому главный фасад Аничкова дворца смотрит именно на неё. Со стороны реки усадьбу ограничивала колоннада, через разрыв в которой можно было проплыть в небольшой гаванец. Оставив там лодку, можно было пройти в сам дворец. Вся территория за Аничковым дворцом вплоть до Садовой улицы представляла собой красивый усадебный парк с искусственными водоёмами, скульптурой, парковыми павильонами.

Аничков дворец (слева) и дворец И. И. Шувалова (справа), 1750-е годы
Аничков дворец (слева) и дворец И. И. Шувалова (справа), 1750-е годы

После смерти Алексея Разумовского дворец перешёл его брату Кириллу – последнему гетману Украины.

Екатерина II выкупила у Разумовского усадьбу и подарила её своему фавориту Григорию Потёмкину. Для него Аничков дворец перестраивался архитектором Старовым в классическом стиле. С 1770-х годов он сохраняет приданный ему тогда облик.

У Потёмкина уже был Таврический дворец. Содержать две петербургские усадьбы даже ему, самому богатому человеку в стране, было накладно. Поэтому граф продал дворец купцу Шемякину. Императрица, решив, что так с её подарками не поступают, снова выкупила дворец в казну и опять подарила его Потёмкину. Казна потратилась на эту недвижимость уже в третий раз.

Потёмкин, недолго думая, опять продал Аничков дворец. Нажился на подарке два раза. После этого Екатерина II в четвёртый раз использовала казённые средства на покупку Аничкова дворца. Но на этот раз никому его дарить уже не стала. В 1794 году здесь разместили кабинет Её Императорского Величества – административный орган по управлению императорским имуществом.

Интерьеры Аничкова дворца

В 1803-1805 годах на месте колоннады Кваренги построил двухэтажные торговые ряды, на верхний этаж которых переместили Кабинет. Сам дворец в 1809 году Александр I подарил своей сестре великой княгине Екатерине Павловне по случаю её замужества с принцем Георгом Ольденбургским. Торговля напротив великокняжеской усадьбы просуществовала недолго. Купцы Гостиного Двора решили извести конкурентов, всячески доказывая непотребность торгашества у дома сестры императора. В конце концов, галерею здесь закрыли, открытую аркаду первого этажа заложили, увеличив таким образом полезную площадь здания Кабинета.

В 1816 году Екатерина Павловна за 2 000 000 рублей продала Аничков дворец в казну. Государство заплатило за него в пятый раз! Александр I передал усадьбу своему брату Николаю Павловичу. Будущий Николай I так полюбил дворец, что после восшествия на престол официально назвал его Императорским, и месяцами жил здесь, а не в Зимнем дворце.

Аничков дворец, XIX век
Аничков дворец, XIX век

Для Николая I, пока тот был ещё великим князем, усадьбу перестраивал Карл Росси. Именно тогда окончательно была урезана её территория за счёт выделения участка под новую площадь. С её стороны в 1819 году Росси построил два небольших павильона, которые фактически стали первыми архитектурными памятниками, посвящёнными Отечественной войне 1812 года.

Именно при Николае I в Аничковом дворце проходили балы, которые так не любил Пушкин, но так любила его жена Наталья Николаевна. Следующим владельцем усадьбы стал великий князь Александр Николаевич – будущий Александр II. Затем дворец был передан наследнику престола великому князю Николаю Александровичу. Но тот неожиданно скончался, оставив право на престол, Аничков дворец и свою невесту младшему брату Александру.

Здесь, в Аничковом дворце прошло детство сына Александра III будущего императора Николая II. Последней владелицей усадьбы перед революцией была его мать императрица Мария Фёдоровна.

После октября 1917 года Аничков дворец национализировали. В нём некоторое время работал Музей города. Но не Петрограда, а города как такового. А в 1937 году по инициативе С. М. Кирова здесь был открыт самый большой в Советском Союзе Дворец пионеров и школьников.

Принадлежит школьникам Аничков дворец до сих пор. Здесь получают дополнительное образование петербургские дети.

Аничков мост

Аничков мост
Аничков мост

Аничков мост (22) – один из самых известных петербургских мостов благодаря скульптурным группам «Укротители коней» авторства Петра Карловича Клодта.

Как я уже говорил, название этой переправы через Фонтанку дано по фамилии подполковника, возглавлявшего строительную бригаду, которая построила мост. Первый деревянный Аничков мост был гораздо длиннее нынешнего – его длина составляла более 200 метров. Она позволяла перекрыть всю пойму Фонтанки.

На Невском проспекте у Аничкова дворца
На Невском проспекте у Аничкова дворца

В 1780-х годах деревянную разводную переправу сменил другой разводной, но уже каменный мост с четырьмя башенками. Точно такой же, какой мы видели у площади Ломоносова.

К середине XIX века трафик на Невском проспекте стал таким большим, что старая узкая переправа перестала с ним справляться. Окончательно решили судьбу Аничкова моста планы по строительству Николаевского вокзала. Предполагаемое при этом увеличение транспортного потока вынудило радикально перестроить мост в створе Невского проспекта через Фонтанку.

Строительство нового Аничкова моста начали в 1840 году. Его торжественное открытие состоялось 20 ноября 1841 года.

К этому времени на угловых постаментах со стороны западного берега установили двух укротителей коней, которые изначально создавались для пристани напротив Академии художеств. Но там в конце концов сели два египетских сфинкса, коней поставили здесь.

Так как у Аничкова моста не два, а четыре постамента, коней надо было тоже не два, а четыре. Поэтому Клодт принялся за изготовление копий укротителей. Как только они были готовы, Николай I подарил их прусскому королю Фридриху Вильгельму IV. Кони Клодта с тех пор стоят в Берлине. Следующие изготовленные Клодтом укротители простояли на берегу Фонтанки всего три года, в 1846 году они были подарены королю Сицилии Фердинанду II.

Невский проспект у Аничкова моста
Невский проспект у Аничкова моста

Вообще, Николай I любил творчество скульптора Петра Клодта. Со свойственным императору солдафонским юмором он говорил ему: «Ты делаешь коней лучше, чем жеребец!»

Пётр Карлович Клодт
Пётр Карлович Клодт

Говорят, что именно после отъезда укротителей в Италию, Петру Клодту пришла идея развить сюжет покорения лошади человеком. К 1850 году Аничков мост стал обладателем четырёх разных скульптурных групп. Их нужно рассматривать одну за другой. Первая – у дома №68 по Невскому проспекту. Вторая – у дворца Белосельских-Белозерских. Третья – со стороны Аничкова дворца. Четвёртая – у дома №66 по Невскому.

Со стороны центра города у коней нет подков. Это связывают с тем, что в кварталах ближе к Литейному проспекту подковывали петербургских лошадей. Поэтому-то их, неподкованных и ведут на восточный берег в кузницу.

Популярность коней Клодта была так велика, что их копирование не остановилось и после окончательного формирования скульптурного ансамбля Аничкова моста. Впоследствии такие фигуры появились у дворца Бельведер в Петергофе, в Орловской усадьбе в Стрельне и в московской усадьбе Кузьминки.

Покидали Аничков мост кони только на время ленинградской блокады. От военных лет на переправе остались следы осколков снаряда, попавшего в Аничков мост. Сколы на постаменте рядом с домом №66 и мемориальная табличка напоминают нам об этом.

Здесь на Аничковом мосту можно было бы закончить нашу прогулку по Невскому проспекту. Но нельзя не обратить внимание на дворец Белосельских-Белозерских на другом берегу Фонтанки.

Дворец Белосельских-Белозерских

Дворец Белосельских-Белозерских
Дворец Белосельских-Белозерских

Дворец Белосельских-Белозерских (23) удивительно напоминает Строгановский. Такой же угловой участок на углу Невского и реки. Пышные барочные фасады. Только на Мойке это барокко «елизаветинское», а здесь – необарокко периода эклектики. Архитектор дворца на Фонтанке Андрей Иванович Штакеншнейдер действительно брал за прототип дворец Строгановых. Только воспроизвёл он его в характерном для середины XIX века стиле.

Строительство дворца велось в 1846-1848 годах. Заказчиком выступил князь Эспер Александрович Белосельский-Белозерский. Но он умер от тифа, не успев здесь поселиться. Его вдова, недолго думая, вышла замуж за князя Василия Викторовича Кочубея и переехала к новому супругу.

Этот же дворец она использовала для пышных балов и маскарадов. Этим не редко пользовались соседи – великие князья и императоры, жившие в Аничковом дворце. А иногда светские вечера устраивались вообще только для императорской семьи.

Императрица Мария Фёдоровна
Императрица Мария Фёдоровна

Особенно привлекали балы во дворце Белосельских-Белозерских супругу Александра III. Пока она развлекалась, император играл в вист. Когда вечер затягивался, Александр по одному вызывал музыкантов до тех пор, пока играть уже было не кому. Только после этого он подходил к Марии Фёдоровне и забирал её домой.

Из-за долгов в 1884 году князья Белосельские-Белозерские продали дворец великому князю Сергею Александровичу. Это приобретение было сделано братом императора по случаю женитьбы. С тех пор дворец назывался Сергиевским. В 1891 году Сергей Александрович стал московским губернатором, уехал с женой из Петербурга.

В 1894 году перед свадьбой здесь обитала принцесса Алиса – жена Николая II. После гибели Сергея Александровича в Москве его жена передала петербургский дворец великому князю Дмитрию Павловичу. Последний в 1917 году был вынужден покинуть страну из-за участия в убийстве Распутина.

Интерьеры дворца Белосельских-Белозерских

После революции дворец был национализирован. В советское время здесь работали разные партийные организации. Ныне дворец Белосельских-Белозерских является общедоступным культурным центром. Здесь проводятся концерты классической музыки. Часть парадных интерьеров можно увидеть на экскурсиях.

Напротив дворца Белосельских-Белозерских стоит дом №68 по Невскому проспекту (24). До войны здесь стоял обыкновенный доходный дом, сильно пострадавший в блокаду из-за попадания в него бомбы. После войны здание перестроили в неоклассическом стиле. С той поры на его крыше стоят рабочий и колхозница – есть эта пара не только в Москве, но и у нас в Петербурге.

Здесь мы завершим прогулку по Невскому проспекту.


Оцените статью

1 1 1 1 1 Рейтинг 100%
Александр Чернега
Член правления санкт-петербургского союза краеведов,
автор сайта "Прогулки по Петербургу"

Добавить комментарий

Внимание! Из-за большого количества спама на сайте работает режим премодерации комментариев. С момента его создания до публикации на сайте может пройти несколько часов. Прошу отнестись к этому с пониманием.
Защитный код
Обновить

Похожие статьи

Александринский театр
адрес
Островского пл. 2
АрхитекторРосси К.
годы постройки1828-1832
Большой Гостиный Двор
адрес
Невский пр. 35
Садовая ул. 17
Ломоносова ул. 6
Перинная лин. 2
АрхитекторВаллен-Деламот Ж. Б.
годы постройки1761-1785