Дом М. К. Чаплиц (Тенишевых)

Английская наб. 14
Английская наб. 14

Первый владелец участка дома №14 на Английской набережной - архитектор Пётр Михайлович Еропкин. По всей видимости, по его проекту здесь и было построено первое жилое здание в 1738 году. Уже через 2 года Еропкин был казнён вследствие обвинения в заговоре против императрицы Анны Иоанновны. Его участок был передан в казну. Вскоре им завладел купец Муханов.

В конце XVIII века домом владела дочь английского "купца Чемберлинова". Затем он перешёл Александру Львовичу Нарышкину, внуку владельца дома №10 по набережной (тоже Александра Львовича). Хозяин же этого дома являлся знатоком искусств, обладателем редкой коллекции картин, почётным членом Академии художеств, директором Императорских театров. Своё огромное состояние он получил как наследство от отца и дяди и тратил его безудержно. Балы семьи Нарышкиных были популярны. Жена хозяина дома иногда не знала даже и половины гостей. Г. Р. Державин так описывает эти празднества:

Нарышкин! Коль и ты приветством
К веселью всем твой дом открыл
... Где скука и тоска забыта,
Семья учтива, не шумна,
Важна хозяйка, домовита,
Досужа, ласкова, умна;
Где лишь приязнью, хлебосольством
И взором ищут угождать.

Летними вечерами напротив дома Нарышкиных плавали плоты с оркестрами. Особенностью праздников был роговой оркестр, изобретённый родственником хозяина - Семёном Кирилловичем Нарышкиным. Зимой на Неве устраивали ледяные горы.

Французская писательница Жермена де Сталь писала:

Дом Нарышкиных всегда открыт... Учтивый к иностранцам, всегда суетливый и тем не менее не забывающий, как должно себя вести при дворе; ищущий пищи для своего воображения и находящий её лишь в вещах, а не в книгах; везде нетерпеливый, только не при дворе, остроумный, когда ему это выгодно... стремящийся во всём к известному азиатскому величию, в котором богатство и положение предпочитаются личным достоинствам... Стол был уставлен плодами всех стран, сообразно восточному обычаю выставлять на вид лишь плоды, в то время как толпа служителей обносит каждого из гостей мясом и зеленью. Мы слушали музыку редкого известного в России оркестра. Состоял он более чем из двадцати музыкантов, и каждому из них назначено брать особую ноту; по названию этой ноты дают кличку и самому музыканту. Так, например, когда проходит один из них, говорят: "Вот это "соль", другой - вот это "ми" или "ре" Нарышкина"... Эту музыку кто-то назвал "живым органом". Подобная игра производит впечатление, но не на близком расстоянии..." [Цит. по: 1, с. 76]

Дом Нарышкина стал местом встреч Александра I и Марии Антоновны Нарышкиной, жены родного брата хозяина дома.

Л. Н. Толстой в романе "Война и мир" при описании бала давал указания на место его проведения устроителей. Этот бал проходил именно здесь.

После смерти Александра Львовича дом был продан в казну. Николай I, помня о роли этого места в личной жизни своего брата Александра, поручил архитектору В. П. Стасову (через князя Александра Николаевича Голицына) перестроить здание. На эти работы было выделено 15 000 рублей.

В конце 1840-х годов дом принадлежал Вере Ивановне Пашковой. Для неё здание перестраивалось зодчим И. Я. Потоловым. В 1866 году дом перекупил граф Евгений Иванович Чернышёв-Кругликов. В 1870 году участок принадлежал статскому советнику Егору Егоровичу Брандту, для которого дом перестраивал архитектор Василий Фёдорович Эстеррейх. Он изменил и фасад и интерьеры.

В 1891 году дом на набережной купил князь Вячеслав Николаевич Тенишев, которому принадлежал также и дом №6. Для князя здание перестраивалось по проекту инженера С. П. Кондратьева. Фасад остался без изменений. С правой стороны участка была создана большая анфилада гостиных. Во время этих работ Тенишев снимал квартиру в доме №20 на Английской набережной. В 1892 году он женился на Марии Клавдиевне Николаевой и поселился с ней в доме №14.

Благоустройством своего дома активно занималась хозяйка:

"... в нем не только не оставили стула, но даже сорвали со стен деревянные резные панели и мраморные облицовки каминов. Мужу очень действовали на нервы пустые комнаты. Он очень торопил меня с устройством, желая поскорее установить правильный порядок жизни. Началась усиленная беготня по магазинам, и я сразу очутилась во власти обойщиков и всевозможных поставщиков.
Для каминов, по рекомендации Гоголинского, я обратилась к очень искусному резчику, Волковицкому, который пресерьезно предлагал мне сделать камин в стиле «вампир», а из магазина Коровина явился приказчик с заграничными образчиками мебельной материи, окрестивший все светло-зеленые тона - «виардо», что означало «vert d'eau». Трудно было в короткий срок согласить весь «вампир» с «виардо», и я, как могла, частью от старьевщиков, частью на аукционах, приобретала красивые вещи, устраивая дом, по возможности, уютно. Выручили меня акварели хороших мастеров из моей коллекции, которую я еще с незапамятных времен с любовью собирала. Развешенные в большом количестве по стенам, они очень украсили наши комнаты".

Мария Клавдиевна любила искусство. На её музыкальных вечерах бывали А. Н. Скрябин, А. С. Аренский. П. И. Чайковский был поклонником её голоса и часто аккомпанировал ей. В зале, где композитор играл для хозяйки дома, висел его портрет.

Частым гостем дома Тенишевых был Илья Ефимович Репин. В флигеле со стороны Галерной улицы была создана рисовальная школа Репина, где талантливая молодёжь готовилась к поступлению в академию художеств.

Не без труда, но у Марии Клавдиевны получилось выпросить у мужа деньги на издание журнала "Мир искусства". Соиздателем согласился стать московский промышленник и меценат Савва Иванович Мамонтов. 18 марта 1898 года был подписан издательский договор. По воспоминаниям А. Н. Бенуа:

"Соединение этих двух лиц было отпраздновано роскошным обедом в тенишевском особняке на Английской набережной. На нём особенно блестящую речь произнёс экспромтом Ян Ционглинский. Ему отвечал в не менее патетичных тонах Савва Иванович, и вслед за ним, с бокалом в руках, очень бойко произнесла нечто короткое, но вполне соответствующее моменту, Мария Клавдиевна. Из-за стола, за которым было выпито очень много шампанского, все встали в сильно приподнятом настроении, после чего состоялось музыкальное послесловие, в котором под большим портретом Чайковского княгиня спела несколько романсов ...
Это чрезвычайное сборище для большей торжественности происходило на парадной половине тенишевского особняка..." [Цит. по: 1, с. 82]

После смерти мужа в 1903 году Мария Клавдиевна переехала в другой, принадлежащий семье дом (№6 по набережной), а этот решила продать. Ненужная мебель и вещи из особняка продавались на аукционе.

Совсем скоро (не позже начала 1905 года) дом перешёл дочери княгини от первого брака Марии Рафаиловне, в замужестве баронессе фон дер Остен-Сакен. Муж баронессы был известен как заядлый игрок. Его увлечение привело к залогу дома на 37,5 лет под 100 000 рублей весной 1906 года. Это не остудило барона Ивана Людвиговича, который копил долги и в дальнейшем. В конце концов он покончил с жизнью в особняке на набережной 23 марта 1909 года.

К моменту гибели Ивана Людвиговича фон дер Остен-Сакена весь участок уже принадлежал Марии Константиновне Чаплиц (по купчей от 19 марта 1909 года). Для новой владелицы здание перестраивал инженер Стефан Юлианович Красковский. По высочайшему соизволению от 1 сентября были произведены:

«1) капитальный ремонт первого и второго этажей с надстройкой третьим каменным этажем лицевого флигеля ... под лит. А, 2) капитальный ремонт каменного надворного трехэтажного надворного флигеля под лит. Б, ... 4) капитальный ремонт лицевого каменного трехэтажного флигеля под лит. Г...».

Кроме настройки главного флигеля третьим этажом, здесь были частично изменены интерьеры. И именно тогда фасад был выполнен "под камень".

Мария Константиновна Чаплиц скончалась 13 января 1917 года. По наследству участок должен был перейти её детям, но события февральской революции изменили эти планы.

Владельцы дома Чаплиц в первые годы советской власти доподлинно не известны. В середине апреля 1926 года дом находился в аренде у бывшего врача Василия Николаевича Люксембурга, который был одновременно домоуправом и дворником. 1 октября 1926 года в здании открылось консульство Польши. После его закрытия в октябре 1939 года (до середины 1950-х годов) здесь разместилось Управление Наркомюста РСФСР, затем Управление металлургической промышленности. Затем здесь долгое время работала мастерская Ленниигражданпроекта.

На фронтоне и козырьке над входом сохраняется вензель Чаплиц. На зеркале же, лестничной площадки, остаётся вензель Тенишевой.

На втором этаже дома Чаплиц сохранены интерьеры двух парадных залов, один из которых был театральным. Анфилада комнат бокового корпуса не сохранилась.

В настоящее время дом Чаплиц является частным владением.

Адрес:Английская наб., 14
Годы постройки:нач. XVIII в.; 1840-е; 1870-е; 1909
Архитекторы:Стасов В. П.; Потолов И. Я.; Эстеррейх В. Ф.; Кондратьев С. П.; Красковский С. Ю.
Ближайшие станции метро:Адмиралтейская

Источники:
ИсточникСтраницыДата обращения
1) (Стр. 74-84) 09.06.2012 г. 13:41