Дом В. В. Энгельгардта (Невский пр., 30)

Особняк Голицыных (слева), 1780-е гг.
Особняк Голицыных (слева), 1780-е гг.

Участок на углу Екатерининского канала (ныне канала Грибоедова) и Невского проспекта был застроен в 1759-1761 годах. Здесь архитектор Ф. Б. Растрелли построил трёхэтажный особняк для генерал-фельдцейхмейстера (начальник артиллерии) Александра Никитича Вильбоа.

В 1766 году дом Вильбоа перешёл генерал-фельдмаршалу князю Александру Михайловичу Голицыну. Он пользовался вниманием Екатерины II, которая часто у него гостила. С 1780 года князь был петербургским генерал-губернатором. После смерти Голицына в 1786 году его наследники пытались продать дом, который был единственным имуществом Александра Михайловича. Покупатели долгое время не находились, продавцы цену сбавлять не хотели. Поэтому ими было принято решение сдавать особняк в наём.

Арендатором стал французский эмигрант, антрепренёр Иосиф Лион. Он начал устраивать в роскошных просторных залах особняка Голицыных платные маскарады. А в дни Великого поста, когда все увеселительные мероприятия запрещались - концерты. Вечера у Лиона были крайне популярны. Однако, после прихода к власти Павла I, подобные мероприятия оказались запрещены. Первое время Лион пытался изменить проведение балов и маскарадов согласно новым правилам жизни. Но с такими изменениями посетителей здесь становилось всё меньше. В итоге "вечера у Лиона" прекратили своё существование.

В 1799 году наследники Голицына наконец сумели найти покупателя. Дом приобрёл купец-миллионер М. С. Кусовников. Этот господин остался замечен в истории в том числе благодаря одной из своих манер развлекаться. Переодевшись в длиннополый крестьянский зипун, лапти, с берестяным лукошком наполненным овощами и яйцами, он гулял по Невскому проспекту. Дойдя до одного из ювелирных магазинов, он проходил в зал и пытался уговорить служащих показать ему какое-либо украшение. После бурных попыток выпроводить из магазина сего посетителя, Кусовников вытаскивал из-за пазухи толстую пачку ассигнаций и наблюдал за реакцией продавцов. Приняв извинения, купец покупал одну из самых дорогих вещей и шёл далее к другому магазину.

Особняк Энгельгардта (справа), 1830-е гг.
Особняк Энгельгардта (справа), 1830-е гг.

Сразу после покупки дома Голицыных Кусовников передал его своей дочери Ольге Михайловне. Она же в свою очередь сдавала помещения Петербургскому филармоническому обществу, учреждённому в 1802 году придворным банкиром А. А. Ралем. Здесь устраивались симфонические концерты, в программе были Франц Иосиф Гайдн, Людвиг ван Бетховен, Вольфганг Амадей Моцарт. В зале особняка выступал певческий хор капеллы под руководством Д. С. Бортнянского.

26 мая 1824 года в зале особняка впервые в Петербурге звучала месса Бетховена, а в 1836 году - его Девятая симфония. Говорят, что во время её исполнения на ступеньках зала сидел М. И. Глинка и плакал.

На первом этаже в 1823-1829 годах работала книжная лавка издателя И. В. Сленина. Её посещали А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, И. А. Крылов, П. А. Вяземский, К. Ф. Рылеев. В издательстве Сленина было издано сочинение Н. М. Карамзина "История государства Российского". Только за первый месяц продаж сочинения разошлось более 3000 экземпляров. Для того времени - огромный тираж. Заведение Сленина переехало отсюда только при перестройке здания в 1829 году, в дом напротив (№27).

Ольга Михайловна была одной из самых выгодных партий для петербургских женихов. В 1828 году она вышла замуж за барона-миллионера, с состоянием в 27 миллионов рублей, Василия Васильевича Энгельгардта, внучатого племянника князя Г. А. Потёмкина.

Для молодой семьи в 1829-1830 годах дом перестраивался по проекту П. П. Жако, который надстроил его четвёртым этажом. С тех пор фасад здания имеет классические формы. Архитектором был изменён не только фасад, но и планировка особняка. В оформлении интерьеров участвовали В. Г. Ширяев и его ученик Т. Г. Шевченко. Среди новых помещений особо выделялись Парадная лестница, Готическая и Китайская гостиные, концертный зал с прекрасной акустикой. Залы украшала мебель из карельской берёзы и красного дерева. Газета "Северная Пчела" писала:

"Вот храм вкуса, храм великолепия открыт для публики! Всё, что выдумала роскошь, всё, что изобрела утончённость общежития, соединено здесь. Тысячи свеч горят здесь в роскошных бронзовых люстрах и отражаются в зеркалах, в мраморах, в паркетах. Отличная музыка гремит в обширных залах, согласные звуки певчих разносятся под позолоченными плафонами". [Цит. по 2, с. 119]

Энгельгардт продолжал устраивать здесь музыкальные вечера и балы-маскарады. Василий Васильевич был известным меценатом, дружил с А. С. Пушкиным, В. А. Жуковским, М. И. Глинкой, П. А. Вяземским, А. И. Тургеневым, не редко посещавшими увеселительные мероприятия в этом доме. Сами Энгельгардты здесь не жили. Первый этаж сдавался под магазины и рестораны. В верхних трёх этажах находились квартиры. Верхние два этажа лицевого корпуса занимала гостиница. О ней нелицеприятный отзыв оставил журналист газеты "Северная пчела:

"За две комнаты окнами на улицу с тёмной переднею в коридоре третьего яруса платят в месяц 260 рублей. За постельное бельё 10 рублей. За сохранение экипажа 40 рублей. Что составляет в год 3720 рублей. Цена необыкновенная. В Париже вы можете иметь за 5 рублей в сутки две прекрасные комнаты с постелью, полотенцами, перинами, меняемыми ежедневно, с прислугою, освещением и отопкою, с тою разницей, что в Париже вы никогда не услышите от служителей гостиницы лаконического ответа «нет дров» когда прикажете затопить камин, или «некогда» когда потребуете прислугу".

Осенью 1833 года отелем в доме Энгельгардта воспользовался вернувшийся из Варшавы младший брат Александра Сергеевича Пушкина Лев Сергеевич. За проживание он почему-то не платил, поэтому его родителям и Александру Сергеевичу пришлось "выкупать" родственника у владельца отеля. Долг Льва за пол года составил 1 330 рублей. В счёт долга поэт выписал Энгельгардту вексель сроком на один год. Но оплатить его Александр Сергеевич не смог, так как в последние годы жизни наличных денег у него было мало. Долг после гибели Пушкина оплатила опека его семьи.

При отеле работал ресторан. О его кухне современники также отзывались не лестно, утверждая, что все подаваемые здесь блюда имеют одинаковый вкус. Впрочем, на знаменитых балах и маскарадах у Энгельгардтов, очевидно, подавались блюда из другой кухни.

После перестройки здания проводимые здесь маскарады были мало посещаемы. Публика, по всей видимости, всё ещё испытывала страх перед старым запретом властей на подобные мероприятия. Энгельгардту пришлось пригласить на одно из них представителей императорского дома. Маскарад посетил император Николай I со своим братом великим князем Михаилом Павловичем, герцогом Вюртембергским и принцем Альбертом Прусским. После этого визита посещаемость маскарадов резко возросла, а Николай I со своей женой Александрой Фёдоровной ещё не раз навещали этот дом. Вместе с тем, о маскарадах в доме Энгельгардта писали и так:

"Маскарады Энгельгардтова дома... утомляли мундирным однообразием костюмов монахов или пилигримов, маркизов и пьерро... Собрания эти почти постоянно, около трёх часов ночи, увенчивались безобразным пьянством в буфете, а иногда и дракою" [Там же].
Дом Энгельгардта, 1911 г.
Дом Энгельгардта, 1911 г.

Особняк Энгельгардта вошёл в историю русской литературы. События драмы М. Ю. Лермонтова "Маскарад" происходят именно здесь.

В 1835 году привилегия на проведения маскарадов отошла дирекции императорских театров. С тех пор дом Энгельгардта продолжил своё существование как центр музыкальной жизни Санкт-Петербурга. Здесь выступали лучшие пианисты России и Европы, среди которых в 1843 году был Ф. Лист. На сцене концертного зала выступали Рихард Вагнер, Иоганн Штраус. Частым посетителем концертов был А. С. Пушкин.

Дом Энгельгардта посетил Александр Сергеевич Пушкин в один из последних дней перед роковой дуэлью. Свидетелем этого стал молодой Иван Сергеевич Тургенев:

"Пушкина мне удалось видеть всего ещё один раз за несколько дней до его смерти на утреннем концерте в зале Энгельгардта. Он стоял у двери, опираясь на косяк, скрестив руки на широкой груди, с недовольным видом посматривал кругом. Помню его смуглое небольшое лицо, его африканские губы, оскал белых крупных зубов, висящие бакенбарды, тёмные желчные глаза под высоким лбом почти без бровей и кудрявые волосы. Он и на меня бросил беглый взор. Бесцеремонное внимание, с которым я уставился на него, произвело, должно быть, на него впечатление неприятное. Он словно с досадой повёл плечом. Он вообще казался не в духе и отошёл в сторону".

2 февраля 1838 года в доме Энгельгардта прошло торжественное празднование 70-летия со дня рождения и 50-летия литературной деятельности Ивана Андреевича Крылова. Министр народного просвещения С. С. Уваров на этом вечере вручил юбиляру орден Святого Станислава второй степени.

В 1845-1850-х годах в доме Энгельгардта размещалась книжная лавка А. Ф. Смирдина. В середине XIX века госпожа Энгельгардт стала устраивать здесь не только симфонические вечера. Всё чаще в этом особняке проводились цыганские концерты, выставки иллюзионистов. Здание долго не ремонтировалось, ветшало. В конце 1846 года Ольга Михайловна продала этот дом.

В 1850-1860-х годах дом принадлежал вдове надворного советника Е. В. Ольхиной. В 1856 году здесь произошёл сильный пожар. Полностью выгорели концертный зал и работавший здесь с 1846 года "Энциклопедический базар русских мануфактурных изделий". В 1859 году в практически заново отстроенном здании открылось Купеческое собрание.

На первом этаже открывались книжные лавки. В 1859 году здесь разместился магазин издателя и книготорговца А. Ф. Базунова, в 1870-1890-х годах издательство Л. Ф. Пантелеева. В доме продолжали устраивать собрания, дворянские вечера. В 1869-1900-х годах здесь работал Учётно-ссудный банк. В 1880-х годах архитекторы Р. Б. Бернгард и П. В. Алиш выполнили в доме Энгельгардта ряд переделок. Во дворе было построено банковское хранилище. В 1896 году для Учётно-ссудного банка помещения здания реконструировал Л. Н. Бенуа. Многие помещения особняка были приспособлены под нужны финансового предприятия. Большой зал был превращён в операционный. Несмотря на настойчивые пожелания заказчика переделать фасады, Бенуа оставил их такими, какими задумывал П. Жако. Совместно с банком помещения в доме Энгельгардта занимали конторы торгового дома "Братья Шапшал", кондитерской фирмы "Жорж Борман", пароходного общества "Кавказ и Меркурий", парфюмерного предприятия "Брокар", цветоводства Г. Ф. Эйлерса, кондитерская "Рабон".

Невский пр. 30, 2005 г.
Невский пр. 30, 2005 г.

После 1917 года здесь стали работать различные советские государственные учреждения. Кроме них в доме Энгельгардта стали открываться кафе, ювелирные магазины. С образованием в 1921 году филармонии под её Малый зал отдаётся Лионова зала особняка Энгельгардта. Другие помещения занял институт "Гипроникель". В 1929-1937 годах в этом доме жил М. И. Кошкин - конструктор танка "Т-34".

В ноябре 1941 года центральную часть здания разрушила бомба. Через год завалы закрыли фанерными щитами с рисунком фасада. Восстановлен дом в 1944-1948 годах, одним из первых в городе (архитекторы В. А. Каменский, А. А. Лейман). 15 мая 1949 года здесь возобновил работу Малый концертный зал имени М. И. Глинки Ленинградской государственной филармонии.

В 1967-1968 году в здание встроили вестибюль станции метро "Невский проспект". На время строительства вестибюля метро пришлось разобрать западную часть дома. При этом фасад и интерьеры были полностью воссозданы.

В 1995 году в доме Энгельгардта открылся международный бизнес-центр "Невский, 30".

Адрес:

Невский пр., 30

Грибоедова наб. кан., 16

Годы постройки:1759-1761; 1829-1832
Архитекторы:Растрелли Ф. Б.; Жако П. П.
Ближайшие станции метро:Невский Проспект

Источники:
ИсточникСтраницыДата обращения
1) (Стр. 169-172) 29.12.2011 г. 22:25
2) (Стр. 116-124) 21.01.2012 г. 17:38