Площадь у Финляндского вокзала

Участники: Валерий Исаченко
Год записи: 2002


Памятник В. И. Ленину
Памятник В. И. Ленину

Виктор Бузинов: Эта обширная площадь перед Финляндским вокзалом носит имя Ленина. Здесь 16 апреля 1917 года питерские пролетарии встречали своего вождя, который возвращался из эмиграции. До сих пор на Финляндском вокзале сохраняется паровоз, на котором Ленин прибыл из Финляндии.

Здесь же на площади установлен памятник Ленину. Я считаю, что это один из лучших памятников Владимиру Ильичу. Он напоминает о том, как Ленин здесь на площади с броневика, носившего имя «Враг капитала», произнёс речь, которая впоследствии вошла в ленинские труды - «Апрельские тезисы».

Моё поколение и многие другие поколения изучали эти тезисы по курсам истории партии и марксизма-ленинизма. Познакомились с мыслями о том, как переходить от буржуазно-демократической революции к революции социалистической. Вот, в общем-то, и всё, что связано с названием площади.

А сегодня мы пришли сюда вместе с архитектором, историком архитектуры Валерием Григорьевичем Исаченко чтобы рассказать об истории этой площади и об её застройке.

Валерий Исаченко: Я бы сказал, что площадь эта одна из самых благополучных в нашем городе по своей архитектурно-пространственной композиции. Она обладает чрезвычайно цельным обликом. Но складывался этот облик не сразу. Сегодня нам кажется, что она как бы родилась по единому замыслу. Но на самом деле она складывалась ещё с XIX века.

Самое старое здание здесь – справа от нас, здание Михайловской артиллерийской академии. Оно перестраивалось много раз на протяжении всего XIX столетия. 4-хэтажное здание с белыми колоннами в стиле послевоенного классицизма.

Наверно, надо рассказать немножко о дореволюционной истории площади, как она формировалась. Самая интересная постройка здесь – вот она слева от нас - дом служащих Финляндской железной дороги. Это напротив вокзала, ближе к выходу из метро, к Боткинской прорезке. Здание построено в начале ХХ века по проекту архитекторов Миритца и Герасимова для служащих железной дороги. Это выдающийся пример архитектуры стиля модерн. Уже в 60-е годы появилось мозаичное панно художника Акоповой «Человек и космос». Это один из первых примеров монументального искусства, обогатившего фасад старого здания.

Наверное, надо здесь вот что ещё сказать очень важное. Это не просто ансамбль одной площади. Фактически мы здесь имеем систему из двух площадей. Вот эта площадь, на которой мы стоим, и вторая площадь, где устроен второй выход из метро. Отдельный павильон построен по проекту архитектора Александра Кузьмича Андреева. Там тоже создалась маленькая площадь. А ведь я помню в начале 60-х годов там стояли деревянные дома довольно скромного вида, построенные по проекту архитектора Сюзора.

Так что здесь фактически получилась система из двух площадей, соединённых улицами комсомола, Финским переулком и Боткинской. Но Боткинская улица раньше доходила до улицы Академика Лебедева, и после войны она была продлена по проекту Барутчева. И образовалась так называемая Боткинская прорезка. Так же есть Охтинская прорезка, где угол Новгородской и Тульской улиц у Смольного. Так и здесь - Боткинская прорезка. То есть образовалась как бы целая ансамблевая система за сравнительно короткий срок.

Старый Финляндский вокзал
Старый Финляндский вокзал

В. Б.: Валерий Григорьевич, а как в XIX веке выглядело это пространство?

В. И.: Здесь были всякие случайные строения Финляндской железной дороги. Они сохранялись до ХХ века. Часть их была снесена ещё в 20-е годы, когда появился памятник Ленину. Вот тогда начались первые работы. Если бы война не помешала, может быть какое-то другое решение здесь было бы найдено.

Второе старое здание, также для служащих, было построено раньше, в 80-х годах XIX века. Вот оно справа от вокзала. Нейтрального облика, но очень хорошее здание, построенное по проекту архитектора Гешвенда. Мы о нём как-то в одной из передач упоминали как об инициаторе школьных зданий.

Сам вокзал относится к 1870 году. Построен по проекту архитектора Петра Купинского, нашего петербургского архитектора при участи финских специалистов. Вот его фрагмент сохранился со стороны Боткинской улицы. Фрагмент вкомпонован в новое здание.

Район был очень неблагополучным, как почти вся Выборгская сторона. Значение этой площади и всех работ, связанных с её реконструкцией, состоит в том, что это самое главное звено на Выборгской стороне. Это площадь играет заметную роль в панораме набережных Невы. То есть она входит в панораму набережных Невы на равных правах с площадями эпохи классицизма.

Большое значение для её формирования имели послевоенные работы. Создание этого насыпного холма, на котором стоит памятник, и перенос памятника на нынешнее место. Ведь его значение раньше было гораздо более скромным, когда он стоял ближе к вокзалу. Вы дали совершенно правильную ему оценку. Я бы только добавил, что он признан одним из 10 лучших монументов нашего города вообще.

Дом №4
Дом №4

Перед тем как перейти к главному элементу площади (Финляндскому вокзалу) хочу рассказать ещё о некоторых довоенных зданиях. Это, во-первых, здание на углу улицы Комсомола и площади с этими мощными сдвоенными полуколоннами.

В. Б.: Напоминает Германское посольство чем-то.

В. И.: Да, очень кстати Вы вспомнили Германское посольство. Потому что это 20-е годы, время увлечения ленинградских архитекторов творчеством Петера Беренса, автора Германского посольства. Его влияние мы проследили даже на здании Дома Советов. Начинали его строить до войны, закончили после. Такая модернизированная классика, как принято говорить. Автор его - архитектор Яков Осипович Рубанчик, очень крупный архитектор.

В. Б.: По моему, во время войны был пожар, когда туда попала бомба…

В. И.: Да, вот собственно почему после войны была его реконструкция. Рубанчик – это архитектор, который в годы войны написал книжку о Невском проспекте и сам её проиллюстрировал. Это интересная фигура.

Затем в поле нашего зрения попадает замечательный послевоенный дом. Вот за ним – дом выходящий на Боткинскую улицу, такой жёлтый. Это постройка архитектора, очень уважаемого в нашем городе, Армена Константиновича Барутчева, преподавателя академии художеств. Хороший образец классики. В меру торжественный, в меру праздничный, приподнятый. И это оправдано пафосом послевоенного возрождения города.

Ещё одно здание до войны начато и закончено после – длинное здание по другую сторону площади. Дом №3.

В. Б.: Такие своеобразные пропилеи. Артиллерийская академия и вот это здание.

В. И.: Да, здание построенное по проекту архитекторов Голли, Юнгера, очень крупного ленинградского архитектора, и Жуковского. Оно как бы является одной из кулис площади.

Ну а дальше уже начались работы послевоенные. Потому что вот в таком виде, без Финляндского вокзала, без здания реконструированной военной академии, без здания районной администрации с концертным залом площади как бы и не было. Работы эти были по единому замыслу. Главным автором проекта был Николай Варфоломеевич Баранов, главный архитектор Ленинграда того времени. Вы, наверное, обратили внимание, может быть, что здание Финляндского вокзала, я сразу хочу сказать что это хорошее здание, но оно немного не соответствует облику зданий-пропилей.

В. Б.: Да, да, нет связи какой-то.

В. И.: Оно немножко упрощённым кажется. Почему так произошло? Горожанам будет об этом интересно узнать, вопросы такие возникают часто. Дело в том, что Баранов в это время немного пострадал по Ленинградскому делу и в эти годы работал в Средней Азии. Работал плодотворно, много.

Финляндский вокзал, 2007 год
Финляндский вокзал, 2007 год

Строительство вокзала пришлось на 55-60 годы. И в это время как раз начался процесс борьбы с архитектурными излишествами. Помните это постановление известное. Постановление, в общем-то, злободневное и нужное. Но не были мы подготовлены к нему, вот в чём вся беда. И когда Баранов вернулся, проект был сильно упрощён.

Дело в том, что здание должно было быть важным композиционным элементом в панораме Невы. Оно должно было просматриваться с более отдалённых расстояний, быть своеобразной доминантой. Часовая башня была ярусной и она более активно влияла на ландшафт, на панораму города. Здание было понижено на несколько метров, башня тоже понижена и упрощена. И уже он ничего не мог сделать. Баранов был ни при чём. Соавторами его были архитекторы Лукин и Ашастин, инженер Рыбин. Вот такая у него совсем не простая история.

В. Б.: Мы к нему привыкли, между прочим. Я уже не помню здание старого вокзала.

В. И.: Здание старого вокзала конечно не соответствовало ансамблю. Оно не работало на панораму города. И надо сказать, что несмотря на то, что оно понижено и упрощено по своим формам, оно всё-таки хорошо смотрится, особенно с набережной Робеспьера, с противоположного берега. Там виден ведь общий вид площади, законченный и целостностный.

Здание артиллерийской академии с богатейшей историей, связанное с многими крупными именами военных инженеров, преподавателей. Теперешний вид оно приобрело после реконструкции по проекту архитектора Михаила Ефимовича Русакова. Ему вполне соответствует здание районной администрации с концертным залом. Я видел очень много проектных рисунков самого Николая Варфоломеевича. Рисунки интерьеров. Он разработал весь организм здания.

Все вот эти здания, о которых мы говорим, они отличаются умеренностью декоративного решения. Хотя это было время, казалось бы, помпезной архитектуры, о котором сказано много критических слов. Но здесь удалось соблюсти чувство меры.

Последний штрих в создание ансамбля внёс парадный спуск к Неве, торжественная лестница. Это 70-й год, это другой выдающийся ленинградский архитектор - Александр Викторович Васильев, о котором я несколько раз уже в предыдущих передачах упоминал. Автор Свердловской набережной, Пискарёвского мемориала. Этот торжественный спуск – вполне в традициях Петербурга-Петрограда-Ленинграда. В целом эта площадь современная, но имеет все признаки петербургского ансамбля.

В. Б.: Я вот не помню даже, существуют ли открытки, которые бы показывали эту часть невской панорамы в XIX веке.

В. И.: Вы знаете, показывать здесь было нечего. Территория была совершенно заурядная. Единственное что я помню – старый вид Финляндского вокзала.

В. Б.: Но это со стороны Боткинской улицы.

В. И.: Да. Но и то довольно смутно я помню, потому что я ещё ребёнком тогда был. Понимаете, если бы Финляндский вокзал был построен по первоначальному замыслу Баранова, то он был бы в большей степени доминантой.

В. Б.: Честно говоря, когда попадаешь сюда, то ощущение простора прежде всего наполняет человека.

В. И.: Это полная противоположность той площади, где мы были до этого, где было даже трудно записывать передачу.

В. Б.: И здесь тоже, в общем-то, не совсем уж так и тихо. Но, тем не менее, ощущение большого простора. Хотя, она не самая большая площадь в городе.

В общем, я хочу сказать, что памятник не мешает этой площади. Мы не будем говорить сейчас о разном отношении к Владимиру Ильичу Ленину. Оно действительно может быть разным. Кто-то воспринимает его идеи по сию пору, кто-то может быть не согласным с ним. Но это обычная для сегодняшнего дня вещь. А вот как произведение искусства, конечно, памятник этот вполне здесь на месте, и даже по своему украшает эту площадь.

Хочу лишь напомнить вам, что рассказ о площади у Финляндского вокзала вёл Валерий Григорьевич Исаченко, историк архитектуры, архитектор. Виктор Бузинов. Прогулки по Петербургу.


Монтаж и обработка - Вадим Сергеев. Аудиофайл публикуется согласно договору о сотрудничестве с Правообладателем контента - Бузиновой Галиной Александровной.