Марата 72

Участники: Вадим Брусянин
Год записи: 2002


ул. Марата, 72
ул. Марата, 72

Виктор Бузинов: Этот трехэтажный дом-красавец на улице Марата, 72. безусловно, обращает на себя внимание горожан. Он построен в стиле модерн архитектором Павлом Федотовичем Алешиным в 1907 – 1909 годах. Ну, вообще-то имя этого архитектора мало что говорит горожанам, ибо это единственное, пожалуй, творение Алешина в нашем городе. Сегодня в этом доме находится Центральная городская детская библиотека. А вообще-то он строился для Торгово-промышленного товарищества «Бажанова и Чувалдиной». Ну, сегодня об этом доме будет подробно говорить человек, который подробно занимался его историей. Это журналист Вадим Олегович Брусянин.

Вадим Брусянин: Дом, действительно, уникальный, уникальный хотя бы потому, как Вы уже опять-таки сказали, но я не могу не повториться – это единственное здание, которое было спроектировано Алешиным в начале нашего века. Сам Алешин родился в Киеве, в Киеве потом его и не стало в 1961 году, но так случилось, что он приехал в Петербург и 18-летним юношей поступил в так называемый ПИГИ – это Петербургский институт гражданских инженеров имени Николая I. Он закончил этот институт в 1904 году, поступил в Академию Художеств, и, как я понимаю, что был очень успешным, талантливым студентом.

Потому что, наверно, этим можно объяснить то, что однажды к нему обратился Филадельф Геннадиевич Бажанов, купец первой гильдии, один из совладельцев этого крупного акционерного общества Торгово-промышленное товарищество «Бажанов и Чувалдина» и попросил Павла Алешина спроектировать для него здание, особняк, называйте, как хотите, ну и, в частности, нашлось место на Николаевской улице. Причем окрестные территории уже были застроены, оставалось очень немного места и Алешин стал проектировать этот дом вглубь участка. В итоге появилось несколько флигелей, которые обрамляют три двора.

Парадная лестница
Парадная лестница

Ну, то, что касается Центральной детской городской библиотеки им. Пушкина, она, естественно, занимает не все здание, занимает фасад, который выходит на улицу Марата, бывшую Николаевскую, дом 72. Но, кстати, если говорить о фасаде, то там очень интересная, такая островерхая крыша, которая выложена металлизированной черепицей, такой очень крутой скат и даже есть легенда о том, что под этой крышей, над потолком лестницы, когда-то помещался, ну, в те времена, когда дом принадлежал Бажанову и Чувалдиной, помещался большой аквариум, в котором плавал сом. Ну, а то, что касается самого здания, вы знаете, в него надо войти, чтобы посмотреть, с каким изысканным вкусом все это было спроектировано…

В.Б.: Я слышал о его шикарных интерьерах…

В.Бр.: Да, скажем, понятие «купеческая роскошь» ассоциируется с «кичем», выражаясь нашим языком, с безвкусием, дурновкусием, а здесь, надо сказать, что все выдержано в удивительно строгом, безупречном стиле и, скажем, сам фасад здания, он облицован гангутским гранитом. Когда вы попадаете в здание, то прежде всего открываете большую тяжелую бронзовую дверь. Она привезена была из Англии. И поднимаетесь по мраморной лестнице, это каррарский мрамор. Причем сначала хотели облицовывать эту лестницу чисто белым мрамором, но, видимо, не хватило средств и все это было выложено мрамором с такими голубыми прожилками. На мой взгляд, это как-то даже утепляет ее, дает жизнь этому мрамору и вы, поднимаясь по нескольким ступенькам, видите большую стеклянную дверь. У вас уже есть ощущение какой-то парадности, праздничности. Ну, и наконец, сама лестница поднимает нас с вами на второй этаж. Над пролетом лестницы мы видим четыре прямоугольных фонарика и один круглый и такие полуфонарики под потолком и они где-то оформлены, инкрустированы маленькими бараньими головками.

В.Б.: Но слава Богу, что с этой красотой имеют возможность общаться наши дети.

В.Бр.: Да, здесь я сразу хочу сказать о том, что надо большую хвалу воздать нашим реставраторам. Ну, если действительно, как вы сказали, дом строился всего два с половиной года, то реставрация длилась десять лет. Ну, это все понятно, не хватало средств, менялись реставраторы… Во всяком случае, они удивительно бережно подошли к реставрации интерьеров этого здания и сейчас все комнаты, которые занимает Библиотека имени Пушкина, они предстают во всей своей красоте.

Это парадные комнаты, которые занимал Филадельф Геннадиевич. В одной из комнат под потолком мы видим барельефы сцен из крестьянской жизни. Я так понимаю, что поскольку сам Филадельф Геннадиевич, родившийся в 1865 году в городе Любиме Ярославской губернии, он потом приехал в Петербург и, видимо, хотел воздать память тем крестьянским корням, из которых он вышел и вот эти барельефы все посвящены крестьянскому быту, а любопытно, что, значит, в этой библиотеке имени Пушкина сейчас обитают дети, они приходят читать книги… Как мне сказали, до 6 тысяч в год читателей вот таких подростков и эти дотошные дети подсчитали, что на одном из барельефов 11 человек и маленькая собачка. И видимо, это опять-таки не случайно, потому что у Бажанова было 11 детей.

Камин «Вольга и Микула»
Камин «Вольга и Микула»

Ну, наконец, здание это знаменито тем, что в одной из гостиных есть камин, который выполнен по эскизам Михаила Александровича Врубеля. Камин имеет название «Вольга и Микула». Хочу еще сказать такую любопытную вещь – там есть Белый зал, очень красивый, и вот если раскрыть (ну, а здесь 7 комнат в главном здании), так если открыть двери всех комнат, то в большом зеркале вот этого Белого зала отражается камин, построенный по эскизам Михаила Александровича Врубеля. Сам Филадельф Геннадиевич занимал 40 комнат. Эти комнаты располагались почти во всех флигелях этого здания, а все флигеля между собою соединяются, поэтому можно было совершенно беспрепятственно ходить по этим анфиладам.

Но мне бы хотелось несколько слов сказать о том, что когда мы стоим с вами на улице Марата, то видим дом, облицованный, как я уже сказал, гангутским гранитом, а во дворе все флигели облицованы изразцами и майоликой, причем эта майолика изготавливалась под Гатчиной в местечке, которое называется Кикерино.

Я не могу не упомянуть здесь Петра Кузьмича Ваулина. Это человек, который возродил искусство майолики. Он познакомился, кстати, с Врубелем в Абрамцеве. Такое образовалось, значит, творческое содружество, и не случайно, конечно, что Врубель спроектировал вот такой камин для строящегося здания купца Бажанова и Ваулин использовал здесь вот ту майолику, которой выложен этот уникальный, очень интересный камин.

Любопытно – вот, значит, здесь три двора и под этими дворами, вот где мы сейчас, были подвесные подвалы. Вот мы сейчас стоим над одним из таких подвалов. Эти подвалы, значит, были под всеми этими тремя дворами. В этих подвалах находились склады, находились всякие служебные, подсобные помещения. По днищу этих подвалов были проложены рельсы и все то, что не надлежало видеть глазу, все это вывозилось – мусоры всякие, производственные какие-то отходы, все это вывозилось из подвалов наружу, на Николаевскую улицу.

В.Б.: А вообще в этом доме располагалось только Товарищество? Или часть помещений сдавалась в наем?

В.Бр.: Нет, этажи сдавались в наем во всех этих флигелях трех дворов. В какой-то степени это был доходный дом, и это понятно, потому что нужно было получать какие-то дивиденды и возмещать расходы. Но надо сказать, что хотя этот дом является памятником архитектуры федерального значения, но то, что касается дворовых территорий, находится в ужасающем состоянии. Вот эти подвесные подвалы все затоплены, подвальные этажи обваливаются, вот мы сейчас с вами стоим под балконом, у которого нет пола и проржавевшие решетки, и, конечно, это производит ужасающее впечатление в сочетании с этой удивительной архитектурой.

Ну, то, что касается судьбы владельцев этого здания – значит, когда совершилась Октябрьская революция, Бажанов через Финляндию уехал в Швецию, там жила его замужняя сестра, а Анна Петровна Чувалдина, его компаньонша, она перебралась со своими детьми в свой дом на Гороховой улице, 54. То, что касается потомков Бажанова – значит, два сына, были расстреляны, они были офицерами, другой сын остался в Советской России и стал краснофлотцем, скрыв свое происхождение, и когда это, так сказать, обнаружилось, его судили и сослали в Нижний Тагил. Но, как мне рассказывали, он уже где-то в 70-е годы все-таки приезжал в наш город, ну, уже тогда глубоким стариком. Сейчас живут потомки Чувалдиных. Они живут в Купчине, это Мстислав Александрович и его дочь Александра, они тоже инженеры-строители.

Белый зал
Белый зал

Еще хочу сказать о том, что этому зданию повезло, что в этом здании и после революции жили приличные люди. Вот о таких людях я хочу сказать. Это братья Виктор Осипович и Николай Осипович Волынкины. Они оба были инженерами, оба преподавали в Институте киноинженеров, здесь поблизости, на улице Правды. А Николай Осипович был еще изобретателем искусственного ванилина. У нас собственного ванилина не было и завозился ванилин из-за рубежа и вот он получил патент на этот искусственный ванилин, а здесь, за углом, на Социалистической улице, или на Ивановской, находится кондитерская фабрика, носящая имя Крупской, и вот, я так полагаю, этот искусственный ванилин, используемый для кондитерского производства, был взят на вооружение этой кондитерской фабрикой и именно эта кондитерская фабрика дала ордер Николаю Осиповичу Волынкину и его брату на проживание вот в этих семи комнатах в главном флигеле вот этого удивительного здания.

Но Волынкиных стали немножко теснить – с 1934 года здесь поселилась Центральная библиотека Куйбышевского района, а в 1943 году, в годы войны, была библиотека имени Чехова и она стала немножко теснить этих Волынкиных, но, тем не менее, они все-таки прожили здесь до 1964 года. Потом сюда вселилась вот эта детская Центральная библиотека имени Пушкина, это филиал, причем с таким петербурговедческим уклоном и все это, вот такие хорошие интеллигентные постояльцы помогли сохранить вот ту часть здания, которая выходит на Николаевскую улицу.

В.Б.: Если, конечно, отреставрировать весь этот дом, это будет, конечно, я бы сказал, одна из таких вот живых жемчужин Петербурга. Какой шикарный мог бы быть, действительно для проживания этот дом! А вообще все, что вы рассказывали мне об интерьерах, во всяком случае, фасадного здания, безусловно, меня настолько заинтересовало, заинтриговало – я никогда не был внутри этого дома – то у меня появилось сейчас желание зайти в него. Давайте мы, Вадим Олегович, это и совершим.

В.Бр.: Мне хотелось сказать о людях, которые здесь работают, в этой библиотеке – это подлинные подвижники, сейчас мне довелось общаться с Миррой Львовной Васюковой и с Галиной Николаевной Гошковой (или Гашковой, извинит она меня), они занимались в Институте Петербурга, есть такой, вот Галина Николаевна, в частности, защитила диплом по истории этого дома.

В.Б.: Я еще раз хочу только напомнить, что речь у нас шла о доме 72 по улице Марата, вовнутрь которого мы сейчас и зайдем с Вадимом Олеговичем Брусяниным. Виктор Бузинов, «Прогулки по Петербургу».

Расшифровка: Галина Иванова.


Монтаж и обработка - Вадим Сергеев. Аудиофайл публикуется согласно договору о сотрудничестве с Правообладателем контента - Бузиновой Галиной Александровной.