Аптека Пеля

Участники: Козырева М. Г.
Год записи: 2002


7 линия ВО, 16
7 линия ВО, 16

Виктор Бузинов: Дом 16 на 7-й линии знают, наверное, все василеостровцы. Да и не только василеостровцы. Дом этот обращает на себя внимание своей высокой башней. Это пятиэтажный дом, обшитый облицовочной плиткой, с красивыми эркерами и самое главное, что запоминается всем, на фасаде этого дома по сей день существует надпись «Аптека доктора профессора Пеля». У нас сегодня пойдёт речь об этом доме. И мы пришли к нему вместе с председателем историко-краеведческого клуба «Васильевский остров» Мариной Григорьевной Козыревой.

Марина Козырева: Аптека Пеля действительно вызывает огромный интерес не только у жителей Васильевского острова, которые к ней привыкли, но и у тех, кто приезжает по каким-нибудь делам, туда заходит. Это одна из редких аптек, удивительно сохранивших свой старый интерьер, где стоят полированные шкафы красного дерева, замечательная старинная посуда. После реставрации, которая в ней происходила в 1983 году, как там было всё хорошо устроено. Стоял круглый стол, кресло любимое, в котором сиживал Менделеев, друживший с профессором Пелем и приходивший к нему в гости. Масса всяких старинных непонятного назначения баночек, скляночек, бутылочек, но также и весов, химических всяких сосудов стояло на окнах, шкафах, висел, как и сейчас висит, под потолком сушёный крокодильчик. Об этом мы ещё поговорим. Прежде чем мы перейдём к самому Пелю, следует сказать несколько слов об истории.

Дело в том, что аптека Пеля, вы сами видите, что это очень большой дом. Он включает в себя два участка: 16 и 18.

В. Б.: Сейчас только номер 16 оставлен за домом, а номер 18 потерялся, и следующий дом, бывшее Андреевское приходское училище, оно уже идёт под номером 20.

М. К.: Но что интересно. Во-первых, аптека в доме №16 появилась уже в 1824 году, когда этот дом приобрёл аптекарь Франц Генцлер. Он сам, а потом его наследники, сын Отто и дочери Эмилия и Августа, владели этим домом примерно до конца 40-х годов. И аптека здесь была с тех времён. Хотя ещё до этого штабс-лекарь владел этим домом на рубеже XVIII-XIX веков Николай Николаев Шордаль.

В. Б.: Как же повезло этому дому с аптечной точки зрения!

М. К.: Да, затем аптека в доме 16 перешла Карлу Самуэлю Эккелю, опять де немец. И вот от него-то эту аптеку купил Вильгельм Эрнфрид Пель.

В. Б.: А вот к архитекторам Пелем имеет эта фамилия какое то отношение?

М. К.: Вы знаете, да. Далёкое, но имеет. Дело всё в том, что основателем семьи Пелей считается Иахим Георг Христофор Пель. У него было два сына: Иоган Христофор и Вильгельм Фридрих. Один был каменщик. другой – сапожник. У них соответственно пошли свои сыновья. От Иоганна Христофора пошли архитекторы, и наш знаменитый архитектор Александр Христофорович Пель.

В. Б.: Строитель дома архитектора.

М. К.: Да. Он строил очень много. Если посмотреть справочник Кирикова, то там Пель столько настроил! Есть ещё внук Андрей Феликсович. Он менее известный гражданский инженер, но он тоже архитектор.

Так вот первый Пель, который купил аптеку, он вообще-то выходец из Германии. Он и его брат приехали в Россию где-то во второй половине XVIII века. Он купил сначала аптеку в доме №16 у Карла Самуэля Эккеля. И аптека Пеля существовала. Сыновья Пелю помогали. И вот из его сыновей самый интересный человек, который уже просто непосредственно нас интересует, потому что он связан вот с этой новой аптекой. Это Александр Вильгельмович, или как его звали здесь - Александр Васильевич Пель.

Он родился в 1850 году. Учился в Петербурге в санкт-петербургском реформатском училище. Затем поступил в медико-хирургическую академию и закончил её по кафедре фармацеи. Затем он уехал в Германию. Он защитил как бы три диссертации. В результате он был доктором фармацеи, доктором философии и доктором аналитической химии. Неудивительно, что он потом подружился, познакомился с Менделеевым.

Вообще, этот человек был необычайно трудоспособный, плодовитый и видимо очень талантливый учёный химик-фармацевт, потому что он оставил порядка 150 своих трудов. Они посвящены самым разным вопросам: и медицинской химии, и аналитической химии, и бактериологии и даже, вы знаете, как бы сейчас сказали экологии. Его очень интересовало состояние воздуха, проводились исследования такие по газообразованию в воздухе здесь. И также чистота воды в Петербурге и его окрестностях. Тоже проводили анализы, выясняли каким образом, каким видом фильтрации можно приводить её в хорошее состояние.

У Александра Васильевича Пеля была аптека в этом самом доме №16. И он купил дом №18, в котором он сам жил. У него была большая квартира здесь. Он имел флигель во дворе. Александр Васильевич Пель устроил постепенно медико-фармацевтическое семейное производство. В самом доме были лаборатория урологическая, химическая лаборатория, бактериологическая лаборатория. Во дворах были устроены всякие мелкие заводики, которые производили лекарства, термометры, дорожные аптечки, упаковки для лекарств, флаконы для лекарств. Более того, у этих заводиков были филиалы в Нижнем Новгороде у Пеля, и в Новониколаеве. То есть кроме того что он был действительно крупный учёный, он ещё был хороший бизнесмен. Его фармацевтическое производство расширялось, расширялось, и здесь будто бы были такие задумки - скупить все дома до Академического переулка по 7-й линии, чтобы это был большой комплекс. По всей видимости, были такие идеи.

В. Б.: Кстати, об этих заводиках напоминает труба вот оставшаяся.

М. К.: Да, замечательная труба. К сожалению одна, вторую снесли. Их было две.

В. Б.: Чтобы на неё посмотреть нужно зайти в Днепровский переулок. Если с 7-й линии вы войдёте, около самой Аптеки, то потом повернув налево, он такой у нас как московский кривоколенный кривой переулок, и значит это будет первая подворотня.

М. К.: Вот действительно всё так расширялось. И у Пеля наконец появилась задумка этот дом надстроить. Ему был уже мал тот дом, в котором он жил, дом №18. Был приглашён архитектор Ниман, который строил не очень много в городе. Но это был такой архитектор петербургского модерна, что мы и видим на фасаде дома Пеля. И действительно всё это было задумано. Но к строительству не успели приступить, потому что Пелю удалось купить соседний дом, в котором была аптека. И вот наконец два этих участка объединились, и для завершения работ был приглашён, не знаю по каким причинам, может быть Ниман был занят, архитектор Зигфрид Яковлевич Леви. Он проект переработал. Считаются два автора этого самого дома, объединившего два участка.

И в этом большом доме разместилась аптека, это 1907 год завершение строительства. На первом и втором этаже были помещения аптеки, лаборатории. Вот там даже сохранились надписи, можно прочитать на фасаде: «Органо-терапевтический институт, химическая лаборатория товарищество Пеля и сыновья». Но товарищество появилось, конечно, позднее. Во дворе была собственная паровая котельная. Труба может быть к этому и относится. Заводики все расширялись. То есть это был громадный производственный комплекс семьи Пелей. У Александра Васильевича уже было двое взрослых сыновей, которые пошли по его стопам: Рихард Александрович и Альфред Александрович.

В эту аптеку, мне папа рассказывал, а папа – химик, любил захаживать Дмитрий Александрович Менделеев: беседовать с Пелем, обсуждать с ним всякие вопросы. Он сотрудничал с ним в журнале, который Пель открыл и издавал с 1892 года. Журнал медицинской химии и фармацеи. И Даже писал туда статьи.

Более того, Пеля очень интересовало производство лекарств из органов животных. Тут даже была специальная лаборатория по исследованию и операциям на животных. И лекарства какие-то делались. Например, известная такая история со спермином. Александр Васильевич Пель был первым, кто выделил чистое вещество спермин из семенников крупного рогатого скота. Ну это лекарство, я так понимаю было примерно того же действа…

В. Б.: Как виагра!

М. К.: Наверное да. Но дело в том, что эти органо-препараты, они пользовались большой популярностью. И вокруг Пеля развернулась не очень хорошая кампания. Потому что его ассистент, которого он выгнал видимо за плохую работу, решил Пелю отомстить, и начал писать всякие пасквили. И даже своим каким-то приятелям написал брошюру, где было сказано, что Пель фальсифицировал, никакого вещества он не выделял, и так далее.

Менделеев написал два письма в защиту Пеля. Очень аргументированных. Они были напечатаны в еженедельнике «Врачи» и в еженедельной газете «Новое время». С очень хорошим медицинским комментарием.

В. Б.: Но защищал-то, по-моему, Менделеев Пеля зря. Потому что, в общем-то, пользы от этого лекарства особого не было. Во всяком случае, так мне говорили в музее аптеки, куда я заходил. И мне даже показывали сохранившуюся пробирку с этим лекарством.

М. К.: Здесь же была ещё библиотека, где примерно 1000 экземпляров книг было по всяким медицинским знаниям.

В. Б.: Вы сказали, что он был очень разносторонний человек.

М. К.: Да он был разносторонним человеком. Действительно в очень многих областях работал. И вот количество работ об этом говорит – 150 работ.

Пель умер в 1907 году и был похоронен на Волковом кладбище. И всё это громадное пелевское производство, хозяйство перешло в руки сыновей профессора Пеля. Но 10 лет только они этим всем делом управляли. После чего грянула революция. Аптека была национализирована в 18 году. Прошла национализация.

В. Б.: Но сохранялась как аптека, всегда.

М. К.: Нет. Сначала она был разорена, разобрана. Но к концу 18 года, то есть через год примерно, поняли власти, что аптеки нужны. И аптеку так или иначе восстановили. Более того, восстановили даже в малом количестве завод медицинских препаратов. Но назвали его уже именем Первухина. Кто такой не знаю, видимо революционер какой-нибудь. Аптеку назвали 97-й коммунальной аптекой.

В. Б.: Сохранили, тем не менее, вот эти вот самые надписи на фасаде, которые говорят, что ей владел доктор Пель.

М. К.: Что касается надписи, вот эти замечательные гербы мозаичные, они же были сделаны мастерской Фролова, которые так украшают фасад. В детстве, вот уверяю Вас, я их не видела. Я всегда любила поднимать голову наверх и смотреть. У меня подозрение, что они были замазаны. Потому что гербы сшибали везде где только можно. И очень мало домов в Петербурге сохранилось, где сохранились такие гербы. Так что это тоже может быть какая то хитрость была, я не знаю.

В. Б.: Этот дом пелевский, у меня как-то связывается ещё с повестью Вадима Шефнера «Сестра печали». Здесь произошла такая достаточно мистическая история с героем этой повести. Он заходит в этот дом, чтобы переждать артобстрел, и его кто-то окликает с верхнего этажа. Оказывается, что там жила когда-то его любовь, погибшая в блокаду. И вот он слышит её голос и какое-то время задерживается в этой парадной. И задерживается ровно на столько, чтобы не быть убитым снарядом, который разорвался за несколько мгновений до его выхода на улицу. Вот такая мистика…

М. К.: И он же подтверждает, что аптека работала даже в блокадные годы. Потому что когда он поднимался, вернувшись из госпиталя, вернее не вернувшись, а вырвавшись, чтобы навестить эту свою любимую девушку Лелю, он поднимается по лестнице, и видит, как за туманными стёклами, а ведь двери-то были со стёклами, помните, он видит в тумане, в каком-то сумраке, фигура закутанная в платки передвигается по аптеке.

В. Б.: В общем, вот такая судьба у этого дома. Я уже думаю, что никто не будет никогда замазывать этих орлов и надпись, что это аптека Пеля. На сегодня всё. Виктор Бузинов. Прогулки по Петербургу.


Монтаж и обработка - Вадим Сергеев. Аудиофайл публикуется согласно договору о сотрудничестве с Правообладателем контента - Бузиновой Галиной Александровной.